Если ты ходишь по грязной дороге, ты не сможешь не выпачкать ног (с) И. Кормильцев


1 2 3 4 5 6 7

Павел Лебедев и "Сапсан". Фото www.nr2.ru

Не столь давно министр обороны Павел Лебедев заявил о том, что Минобороны отказывается от дальнейшей разработки многофункционального ракетного комплекса (МФРК) «Сапсан». «Мы отказались от программы «Сапсан» по той причине, что за несколько лет предприятие потратило 200 с лишним миллионов гривен и не выдало не то, что опытного образца, за пять лет оно даже не выдало документации»,- уточнил Лебедев, выразив надежду, что правоохранители дадут правовую оценку такому неэффективному использованию бюджетных средств.

В мечтах об оружии сдерживания

Напомним: о том, что Вооруженным Силам Украины нужен новый многофункциональный ракетный комплекс (взамен давно устаревшего тактического комплекса «Точка-У» дальностью действия 120 км), впервые было заявлено в 2007 г. В апреле 2009 г создание ракетного комплекса было официально признано неотложной потребностью, и его разработчиком было определено государственное конструкторское бюро «Южное», которое во времена СССР специализировалось на создании межконтинентальных баллистических ракет. Главным исполнителем заказа стало ГП «ПО «Южный машиностроительный завод». Планировалось, что уже с 2012 г начнется серийное производство новых МФРК. Сроки были определены не случайно: технический ресурс имеющихся на вооружении комплексов «Точка-У» будет исчерпан к 2015-2016 гг.

Однако в реальности к концу 2009 г работы по комплексу были заморожены, едва начавшись, – Минобороны и разработчики никак не могли сойтись в цене и определить общее видение технических особенностей нового МФРК. Уже при нынешней власти, в апреле 2011 г, было заявлено, что конструкторское бюро «Южное» возобновило разработку «Сапсана». Более того: вскоре правительством была утверждена рассчитанная на период 2011-2025 гг Целевая оборонная программа по созданию многофункционального ракетного комплекса «Сапсан» в интересах ВС Украины и его закупке по гособоронзаказу. Планировалось, что создание этого комплекса потребует до 3,5 млрд грн (около $450 млн, тогда как – указывали украинские разработчики - создание близкого по ТТХ оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер» обошлось России в $1 млрд), а его испытания начнутся в 2015 г.

Многофункциональный ракетный комплекс получил такое наименование потому, что при патологической бедности украинского Минобороны разработчики намеревались одним выстрелом перебить толпу зайцев, то бишь одним комплексом удовлетворить ракетный голод всех видов Вооруженных сил Украины – Сухопутных войск, ВМС и Воздушных сил. То есть «Сапсан» должен был оснащаться различными ракетами, предназначенными для выполнения совершенно различных задач - одноступечатой баллистической ракетой для сухопутчиков с дальностью стрельбы от 30 до 280 км (т.е. играть роль обычного оперативно-тактического ракетного комплекса, ОТРК), зенитной ракетой дальнего радиуса действия для подразделений противовоздушной обороны Воздушных сил с дальностью действия от 10 до 150 км, и противокорабельной ракетой среднего радиуса действия (5-100 км) для ВМС. При этом ракеты разного назначения должны были укомплектовываться в контейнеры, устанавливаемые на комплексе в мобильной или стационарной наземной версии.

В близких к ОПК аналитических структурах рассказывали о планах на базе «Сапсана» сделать еще и реактивную систему залпового огня (РСЗО), но это был уже явный перебор – и без того «Сапсан» мог бы бороться за звание самого «универсального» ракетного комплекса в мире. По крайней мере, о реальных разработках РСЗО на базе «Сапсана» мы так и не услышали. Да и вообще вскоре оказалось, что Минобороны готово «потянуть» лишь одну версию комплекса – в виде ОТРК для Сухопутных войск (как утверждали в военном ведомстве, это был бы первый этап, после которого были бы заказаны и другие версии МФРК). Планировалось заказать для начала 200 таких оперативно-тактических комплексов, которыми ракетные подразделения начали бы укомплектовываться с 2016 года.

Особо стоит отметить тот факт, что по сути на «Сапсан» должны была быть возложены очень важная задача в деле обеспечения обороноспособности Украины – он по сути должен был стать даже не военным, а военно-политическим оружием. Смысл такового – в способности поражать объекты на территории противника до боевого столкновения войск, что имело бы мощный сдерживающий эффект для потенциального агрессора. Правда, дальность комплекса – менее 300 км (но с возможностью увеличения до 500 км) не делала бы этот эффект особо мощным, но, с другой стороны, практически все соседи Украины поблизости от границ с ней имеют мощную инфраструктуру. Тогда как в современных условиях поражение, например, объектов энергетики или химической промышленности даже обычными средствами могут иметь результаты, сопоставимые с применением оружия массового поражения.

Факт налицо: наличие военно-политического оружия для внеблоковой нынче Украины с ее микроскопической армией и полным отсутствием подготовленного мобрезерва – условие, пожалуй, просто непременное. И это – не просто умозаключение автора. Необходимость наличия способности поражать объекты противника на его территории (то есть, по сути, – наличие военно-политического оружия) зафиксировано в одном из базовых документов в сфере обороны нашей державы – Стратегическом оборонном бюллетене Украины (введен в действие Указом Президента Украины № 771\2012 от 29 декабря 2012 г).

Почему «стражам неба» не нужен новый комплекс?

Интересно, что фактический отказ от «зенитно-ракетной» версии «Сапсана» сопровождался весьма странным брожением в Воздушных силах. Ведь ни для кого не секрет, что в последние годы украинские подразделения противовоздушной обороны катастрофически быстро теряют возможности защищать воздушное пространство страны. Устаревшие комплексы типа С-125 еще несколько лет назад были выведены из боевого состава и сняты с вооружения, но с более-менее новыми (также советской разработки и выпуска) С-200 и С-300 также проблемы. Во-первых, эти комплексы все равно устаревают, при том, что производились они в России. А во-вторых, после трагического случая на учениях в Крыму, когда украинские ПВО сбили над Черным морем российский Ту-154, учения с применением этих комплексов на территории Украины были запрещены.

Это стало серьезной проблемой: в войсках постоянно уменьшалась и уменьшается численность офицеров, которые реально стреляли из этих комплексов, молодежь осваивает их «по книжке». В 2003 году украинские полигоны открыли для учений подразделений ПВО, но запрет на стрельбу из комплексов С-200 (с наибольшей дальностью стрельбы) сохранился. Правда, по договоренности с Россией отдельные расчеты украинских зенитно-ракетных войск регулярно ездят на российские полигоны (в частности, на полигон «Ашулук» в Астраханской области РФ) и производят учебные пуски там. Но, понятно, таким образом все зенитно-ракетные войска все равно не подготовить.

Кроме того, на фоне перманентного сокращения украинской армии противовоздушный щит Украины превратился в сплошное решето – сегодня в этом плане резиденция Януковича «Межигорье» куда лучше защищена, чем масса важнейших стратегических объектов (правда, Минобороны рассказывает, что защищает не «Межигорье», а недалеко расположенную дамбу Киевского водохранилища, но это детали). В командовании Воздушных сил ВС Украины (как известно, в Вооруженных силах Украины ВВС и ПВО объединены в один вид) и Генштабе прекрасно осознают эту печальную реальность. Так, еще в январе 2010 года в то время командующий Воздушными силами Вооруженных сил Украины генерал-полковник Иван Руснак заявил, что в среднесрочной перспективе с целью усовершенствования системы противовоздушной обороны на территории Украины планируется развернуть дополнительные зенитные ракетные подразделения. По его словам, относительно среднесрочной и долгосрочной перспективы развития Воздушных сил в зенитных ракетных войсках предусмотрено развертывание дополнительных зенитных ракетных подразделений с целью усовершенствования системы ПВО. А также снятие задач по прикрытию важных государственных объектов мобильными зенитными ракетными системами, с переходом для этих целей на стационарные комплексы.

Дело, конечно, нужное, но возникает вопрос: а чем вооружать эти самые дополнительные зенитные ракетные подразделения? И вот в Генштабе нашли выход: подняли вопрос о возвращении в боевой состав безнадежно устаревших комплексов С-125, снятых с вооружения несколько лет назад (С-125 «Печора», по классификации НАТО — SA-3 Goa, был принят на вооружение в СССР еще в 1961 году). В данном случае речь идет об их возвращении на боевое дежурство после модернизации, схему которой разработали на предприятиях украинской оборонки, — в частности, на ОАО «Научно-производственное предприятие «Аэротехника-МЛТ».

Заметим, что идея вернуть эти комплексы в войска не нова, — в свое время начальник зенитно-ракетных войск командования Воздушных сил ВС Украины генерал Юрий Галушко заявлял, что возвращение С-125 после их модернизации позволило бы сделать более эффективной нынешнюю систему зенитно-ракетного прикрытия важных государственных объектов. Хотя в реальности же речь идет не о повышении эффективности, а о самом настоящем «залатывании дыр» в воздушной обороне нашей державы.

Между тем, все комплексы С-125 — а это около 30 дивизионов — были выведены из боевого состава к 2004 году, часть из них сразу же была продана за рубеж. Согласно озвученных планов Минобороны, к 2015 году можно вернуть в войска не менее 9 модернизированных комплексов, а всего в Украине осталось таких комплексов на 20 дивизионов. То есть былой противовоздушной мощи все равно не нарастить, если не закупать новые системы ПВО за рубежом или не производить своих. Да и большой вопрос: насколько комплексы разработки 50-60-х годов прошлого века, пусть и модернизированные, могут удовлетворять современным требованиям.

А модернизация старья обходится не так уж и дешево. В частности, один модернизированный комплекс С-125 обошелся бы Минобороны в сумму от 2 до 5 млн грн в зависимости от комплектации (для сравнения, на приобретение жилья для военнослужащих в 2013 году выделено из госбюджета всего 12 млн грн).

К слову, нынешний командующий Воздушных сил генерал-лейтенант Юрий Байдак также не особо вспоминает о «Сапсане». Сегодня в арсенале командования этого вида Вооруженных сил все та же фишка – модернизировать комплексы, которые были разработаны в СССР (никого почему-то не смущает, что производившая их Россия уже сняла их с производства, т.е. даже закупить комплектующие для последующего ремонта, собственно, не у кого). С одной стороны, это, действительно, требует меньше средств, чем разработка и закупка новых комплексов. Но, с другой стороны, с таким подходом весьма непросто добиться соответствия украинской противовоздушной обороны современным требованиям.

Вот пример. Осенью 2012 года в Житомирской области прошли приемо-сдаточные испытания отремонтированного зенитно-ракетного комплекса С-300ПТ. Работы проводились в рамках «Программы восстановления боеспособности техники ЗРВ Воздушных сил Вооруженных сил Украины до 2017 года». Присутствующие на испытаниях заместитель министра обороны Украины Дмитрий Пляцук, командующий Воздушными силами ВС Украины генерал-лейтенант Юрий Байдак и начальник управления Зенитно-ракетных войск Воздушных сил ВС Украины полковник Дмитрий Карпенко ликовали: благодаря ремонту ресурс дивизиона продлен на 5 лет, или 5 тысяч часов. Они же сообщили: в 2013 году планируется отремонтировать четыре ЗРК С-300ПС и один «Бук М1». Никто не спорит: комплексы С-300, производившиеся с 1978 года, вполне удовлетворяют современным требованиям, однако ресурсы их эксплуатации практически исчерпаны. Тогда самостоятельно Украина может осуществлять лишь мелкие ремонтные работы по этому комплексу, а для серьезного ремонта и модернизации необходимо обращаться к российским производителям.

Однако еще в 2011 году Россия сообщила, что прекратила производство зенитно-ракетных установок С-300, - последний такой комплекс для российской армии был произведен в 1994 году, однако на сегодня закрыто и производство на экспорт. Смешно, но в это же время принятая «Концепция реформирования и развития Вооруженных сил Украины до 2017 года» предусматривает эксплуатацию в будущем именно С-300.

Отчего же в Минобороны и командовании Воздушных сил так цепляются за старые комплексы? Здесь надо вспомнить, что именно ремонт (или, как говорят в Минобороны, «восстановление боеготовности») и модернизация позволяют легко и просто «дерибанить» выделенные на эти цели средства – поди проконтролируй истинную стоимость выполненных работ. Тогда как с производством новых вооружений, того же «Сапсана» например, сделать это куда сложнее – известна конкретная цена изделия, и от нее никуда не деться. Так что модернизация может быть дешевле лишь с первого взгляда, потому как в итоге для обороноспособности страны она может оказаться слишком дорогой...

Как Минобороны с «Лучом» сотворили чудо

Между тем, и в версии ОТРК уже в начале 2013 г с «Сапсаном» возникла странная ситуация. Он не числился в финансируемых программах создания новых вооружений, а нынешнее руководство Минобороны, рассказывая о перспективном облике армии, вовсе не упоминало об этом проекте. В июне этого года, во время авиационной выставки в Ле Бурже глава Государственного космического агентства Украины Юрий Алексеев (а именно его агентство курировало создание комплекса) признался журналистам, что «финансирование проекта составляет около 10% от планируемого». А специалисты ГКБ «Южное» на условиях анонимности заявили, что военное ведомство проект не финансирует, а заблокировало его «на уровне исполнителей».

Кстати, тогда же глава ГКАУ Юрий Алексеев сообщил, что технически и технологически предприятия ракетной отрасли вместе со смежниками полностью готовы к созданию этого комплекса. Проект, содержащий, отмечал Алексеев, 99% украинских комплектующих и привлекающий 47 предприятий, может стать основой формирования национального неядерного щита сдерживания. По его словам, хотя тестовые испытания топлива для ракет «Сапсана» еще не проводились, задача уже технологически решена.

Также на Ле Бурже генеральный конструктор - генеральный директор ГКБ «Южное» Александр Дегтярев сообщил не особо приятное известие: по его словам, действительно, работы над «Сапсаном» продолжаются, но в настоящее время ракета создается в интересах... иностранного заказчика. А за счет завершения опытно-конструкторских работ по проекту «Гром», как называется экспортная версия, продвинется и «Сапсан». При этом экспортный вариант будет иметь дальность действия до 280 км, украинская же версия будет иметь задел модернизации до 500 км. «Полагаю, «Гром» появится раньше «Сапсана», — заявил гендиректор ГКБ «Южное», добавив, что обе ракеты должны быть по характеристикам «никак не хуже российского «Искандера».

Это заявление вызвало недоумение. То есть тот факт, что Минобороны не финансирует проект, вряд ли кого-то удивило: на фоне перманентного недофинансирования армии такое отношение военных к собственным программам по созданию новых вооружений уже давно стало нормой. Но вот кто из иностранных потенциальных покупателей мог заинтересоваться еще не созданным первым для Украины ракетным комплексом подобного типа – остается неясным.

Ведь то, что ГКБ «Южное» и «Южмаш» в свое время создавали лучшие в мире межконтинентальные баллистические ракеты, вовсе не означает, что они способны тут же произвести и замечательные оперативно-тактические комплексы. Грубо говоря, это все равно, что производитель замечательных джипов заявил бы, что решил создать отличную гоночную машину по техническому регламенту «Формула-1», и к нему сразу бы выстроилась очередь. Представить такое трудно: потенциальный покупатель явно захотел бы сначала увидеть продукцию «в железе» (а не на чертежах), испытать ее, а затем уже выдавать авансы на покупку – ведь речь идет о новом для данного производителя классе техники. А потому кто финансирует «Гром» на стадии чертежей – остается загадкой.

Но еще большей загадкой стало прозвучавшее позже заявление министра обороны Павла Лебедева о том, что Минобороны нашло замену «Сапсану». В частности, он заявил, что данному ракетному комплексу уже на сегодня есть эффективная альтернатива. «Другое предприятие оборонного комплекса создало ракету, которая по некоторым параметрам оказалась эффективнее, а ее производство на территории Украины имеет более широкие перспективы в экономическом плане. Оно предусматривает большую загрузку отечественных предприятий, а также продажу изделий на рынки третьих стран. Планируется, что опытный образец мы получим уже в этом году, а его производство начнется в 2014-2015 годах», - заявил он.

Если это правда, то разработку такого «альтернативного» комплекса можно считать техническим чудом. Ведь тот же похороненный нынче «Сапсан», учитывая, что Украина раньше не разрабатывала и не производила ракетной техники подобного класса, создавался долгие годы, и все же не на пустом месте. До него первые навыки в проектировании таких ракетных комплексов украинские ракетостроители из ГКБ «Южное» получили, работая над предшественником «Сапсана» - оперативно-тактическим ракетным комплексом «Борисфен». В 2010 году тот же генеральный директор ГКАУ Юрий Алексеев заявлял: «Работы над созданием национального оперативно-тактического комплекса под названием «Борисфен» начались еще в 2006 г (в реальности, по некоторым данным, первые наработки этого комплекса появились еще в 1994 году! – прим. «СЛЕД».). Однако из-за организационных и финансовых трудностей этот проект устарел еще на «бумажной» стадии. На смену ему пришел «Сапсан». По сути, это улучшенный под последние требования военного ведомства «Борисфен». Но кто же, работая параллельно с ГКБ «Южное», мог втайне создать подобный комплекс с чистого листа?

В конце концов ИА «Укринформ» со ссылкой на того же Павла Лебедева сообщило: новым разработчиком ОТРК станет «Государственное Киевское конструкторское бюро «Луч», создающее противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) и элементы управления, контроля и диагностики зенитных ракет и торпед. Известие было странным: да, КБ «Луч» - сильнейший производитель, один из лучших в своей нише в СНГ, но между производимыми им противотанковыми комплексами и баллистическими ракетами разница не меньшая, чем между скутером и самосвалом. При этом самое странное в том, что КБ «Луч», если верить Павлу Лебедеву, не имея (в отличие от проекта «Сапсан») никакого госфинансирования, втайне уже фактически создало новый оперативно-тактический ракетный комплекс, который будет готов уже в этом году, а со следующего года готово его производить! Поверить в подобное непросто.

Show Must Go On

Но главное в другом. В заявлениях Лебедева мы видим некоторую неувязочку. В частности, он заявил, что ГКБ «Южное» и «Южмаш» по сути «кинули» Минобороны на 200 с лишним млн грн. И действительно, согласно официальному заявлению директора Департамента финансов Министерства обороны Украины генерал-лейтенанта Ивана Марко, Минобороны выделило в 2011 году на «Сапсан» 19,5 млн грн, а в 2012 году в бюджет было вбито 196 млн грн – всего выходит 215,5 млн грн.

Однако, как мы упомянули выше, всего два месяца назад глава Государственного космического агентства Украины Юрий Алексеев заявил, что «финансирование проекта составляет около 10% от планируемого» - то есть Минобороны в 2012 году потратило на проект всего около 20 млн грн (т.е. всего, вместе с финансированием в 2011 году – менее 40 млн грн, что и может объяснить ступор в работе над проектом, но никак не 200 млн, и тем более не 215,5 млн грн). В любом случае, кто-то из двух чиновников говорит неправду – либо Лебедев, либо Алексеев. Если же глава ГКАУ не лжет, и разработчики действительно получили лишь 10% от заявленной суммы, то Минобороны стоило бы объяснить, куда делось порядка 175 млн грн, якобы направленных на «Сапсан».

В целом же простое изучение хроники заявлений министров обороны с момента реанимации «Сапсана» в 2011 году наталкивают на интересные размышления. Итак, Михаил Ежель в должности министра поддерживал «Сапсан». Что он с этого имел – загадка, но сменивший его Дмитрий Саламатин тут же продемонстрировал весьма прохладное отношение к проекту – сразу же начались проблемы с финансированием. Зато в это время Минобороны усиленно раздавало заказы на ремонт и модернизацию техники – по схемам, позволяющим лихо дерибанить бюджетные средства (недавно «СЛЕД» писал об этой схеме относительно ремонта кораблей ВМС - http://sled.net.ua/korvet/dlya/oligarkha/2013/23/07 . Она же применима и для всех других видов военной техники и вооружения).

И вот Минобороны возглавил Павел Лебедев. Пожонглировав цифрами, он в две секунды доказал, что «Южное» и «Южмаш» куда-то девают многомиллионные средства, щедро раздаваемые (по его словам, понятно) военным ведомством, и тут же заявил о смене разработчика и производителя – в пользу предприятия, никогда не занимавшегося подобным видом вооружений.

А ведь это странно. Если кто-то из ракетостроителей (точнее – чиновников отрасли, потому как простые конструкторы и работяги такие вопросы не решают) все же украл деньги, предназначенные для «Сапсана», стоило бы разобраться в этих махинациях и наказать виновных, поставить на их место более чистоплотных товарищей. К чему же сразу рубить проект, над которым долгие годы работали лучшие в стране разработчики этой техники, и на который уже затрачены миллионы (которые едва ли кто вернет)? Вот в России после отставки министра обороны Сердюкова мы видим целую полосу скандалов, связанных с разного рода махинациями в «оборонке», но ведь никто не спешит выкидывать предприятия, чье руководство было в них замешено, из цикла производства оружия для российской армии. Потому что такие действия – бред чистой воды, и к настоящим национальным интересам не может иметь никакого отношения. А в Украине подобное поведение министра странным образом ни у кого не вызвало вопросов.

В итоге же имеем схему: одного разработчика комплекса Минобороны на ровном месте заменило на другого, параллельно выкинув (по словам министра обороны) более 200 млн грн на ветер. И тут же предложило другого – без всяких гарантий, что история не повторится. Стоит ожидать, что следующий министр обороны предложит «своего» производителя –например, в виде разработчика авиационных ракет. Этот веселый цирк может длиться бесконечно, и результатом его будут растраченные миллионные и миллиардные бюджетные средства. Но вот увидит ли в итоге украинская армия долгожданный ракетный комплекс – еще большой вопрос. А пока в Минобороны уверены: Show Must Go On, господа, шоу должно продолжаться!

Дмитрий ТЫМЧУК, СЛЕД.net.ua

СЛЕД.net.ua (c) 2013. Републикация авторских текстов сайта без письменного согласия редакции запрещена; при использовании материалов активная гиперссылка обязательна. Условия републикации.

Следите за нашими обновлениями в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter , Google + и LiveJournal.







читайте также

Во время массированных атак на позиции украинских бойцов 28 июня в зоне АТО на Донбассе командиры Вооружённых сил Украины не дали приказ на ответный огонь по террористам.
Читать больше...

Прокурор военной прокуратуры Сумского гарнизона погиб от смертельного ранения в голову в собственном кабинете.

Об этом сообщает издание "Апостроф" со ссылкой на пресс-службу ведомства военной прокуратуры Центрального региона Украины.

"Предварительно установлено, что майор юстиции получил огнестрельное ранение головы из табельного оружия в своём служебном кабинете", – говорится в сообщении.

Пророссийским террористам не удаётся пробить оборону Вооружённых сил Украины в зоне АТО на Донбассе, поэтому они идут на применение тяжёлой артиллерии, запрещённой минскими договорённостями.
Читать больше...

Страницы

FB VK twiter LJ rss

Блог

Пока Украина и весь футбольный мир заняты просмотром баталий ЕВРО-2016, проходящего на стадионах Франции, сборная Украины по футболу, Федерация футбола Украины и, собственно, само государство Украина рискуют попасть осенью в эпицентр крупного международного скандала. Причем скандала вполне реального, потому как имеет место быть ситуация, способная в очередной раз рассорить Украину с остальным миром, и не только футбольным…
Читать больше