Если ты ходишь по грязной дороге, ты не сможешь не выпачкать ног (с) И. Кормильцев

1 2 3 4 5 6 7

Речь идет об одном из самых секретных уголовных производств по факту вымогательства директором НАБУ Артемом Сытником взятки в размере 1 млн долл.

Интернет-издание «Страна.ua» опубликовало интервью с бывшим заместителем начальника Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики Генеральной прокуратуры Дмитрием Сусом, в котором, в частности, шла речь об уголовном производстве по факту вымогательства директором НАБУ Артемом Сытником 1 млн долл. с чиновника за непривлечение последнего к уголовной ответственности. Это уголовное производство расследовалось под руководством Суса, но после вмешательства генпрокурора Луценко его материалы куда-то исчезли.

Подробностей Сус сообщать не стал, заинтриговав журналистов. Очевидно, бывший следователь (сейчас он находится под домашним арестом, поскольку НАБУ подозревает его в незаконном обогащении и присвоении каких-то вещественных доказательств) не знает, что перед тем, как уничтожить материалы дела в отношении Сытника, в Генеральной прокуратуре их скопировали. Ну а копия (точнее, одна из копий), по законам жанра, оказалась у автора этих строк.

Речь идет об одном из самых секретных уголовных производств, которое было зарегистрировано Генпрокуратурой в ЕРДР 4 апреля 2016 года под №42016000000000930 по ст. 14 ч. 1, ст. 368 ч. 4 УК Украины. Согласно фабуле дела, директор НАБУ Сытник требовал взятку в размере 1 млн долл. с чиновника, кстати — сотрудника Генпрокуратуры, имя которого на слуху.

1

Надо отметить, что мне довелось слышать две версии того, как возникло это производство. Согласно одной, Главное управление разведки Минобороны попросило Сытника «поставить на прослушку» телефон высокопоставленного чиновника, который мешал военным разведчикам заниматься криминальным бизнесом в зоне АТО. Поскольку НАБУ не имеет собственных технических возможностей снимать информацию с каналов связи, то детективы в случае необходимости обращаются с такими деликатными поручениями к СБУ, куда все операторы связи протянули кабели и предоставили возможность бесконтрольно прослушивать телефонные разговоры и читать СМС-сообщения. И хотя СБУ себя не слишком-то тяготит законностью, в случае выполнения поручений других правоохранительных органов правнуки Дзержинского требуют санкцию суда — как это и предусмотрено Уголовным процессуальным кодексом Украины. А для того чтобы суд (в данном случае — следственный судья Апелляционного суда г. Киева) дал такую санкцию, сначала надо зарегистрировать уголовное производство по признакам тяжкого или особо тяжкого преступления и обосновать в ходатайстве, почему раскрыть это преступление невозможно без снятия информации с транспортных телекоммуникационных сетей.

Поэтому для того, чтобы «слушать» телефон должностного лица, Сытнику пришлось зарегистрировать фиктивное уголовное производство по вымышленному факту — якобы получения этим должностным лицом взятки. Производство было зарегистрировано исключительно с целью получения санкции на проведение незаконных негласных следственных (розыскных) действий. Но в ходе НСРД оказалось, что чиновник — человек не бедный. У Сытника — бывшего начальника следственного управления прокуратуры Кировоградской области и прокуратуры Киевской области — заиграли прокурорские инстинкты, и он через посредников озвучил чиновнику цифру за закрытие дела: 1 млн долл., которые тот должен был передать жене Сытника.

Согласно другой версии, чиновник, узнав, что Сытник поставил его телефон на прослушку и торгует полученной информацией, сам нашел общих знакомых с директором НАБУ и решил сделать то, что агент НАБУ «Катерина» сделал с народным депутатом Розенблатом — устроить провокацию взятки и задокументировать передачу денег.

Но как бы там ни было, начались долгие торги между Сытником и чиновником при посредничестве сначала известного адвоката, затем бывшего заместителя генерального прокурора Украины, затем сына этого заместителя генпрокурора, потом его соседа по даче.

Для разоблачения взяточника были привлечены оперативно-технические возможности СБУ, негласные следственные (розыскные) действия в отношении Сытника координировал первый заместитель председателя СБУ Павел Демчина, все переговоры фиксировались, за Сытником осуществлялось наружное наблюдение.

Производство №42016000000000930 было зарегистрировано еще во времена генпрокурора Шокина, и когда Луценко после назначения на должность начал интересоваться «жирными» делами, заместитель генпрокурора Столярчук ничего ему о деле Сытника не сказал. Тем временем подчиненные Столярчука (руководитель следственной группы Сус, процессуальный руководитель Варченко) вместе с СБУшниками тайком от генпрокурора готовились к задержанию Сытника — уже была подготовлена нужная сумма и под контроль был взят дом, где у жены Сытника служебный кабинет (напомню, она работает адвокатом) и где должна была состояться передача денег.

Каким образом об этом узнал Луценко — точно не известно. Самая распространенная версия, которая гуляет по коридорам Генпрокуратуры, — что глава СБУ Грицак рассказал о готовящейся операции Порошенко. А господин президент — Юрию Витальевичу. Но как бы там ни было, точно известно, что именно сделал генеральный прокурор, узнав, что на Сытника вот-вот наденут наручники. Он «накрыл поляну» Сытнику и Холодницкому и предупредил, чтобы они ни в коем случае не брали деньги от его подчиненного, потому что это, мол, подстава.

После этого Сытник оборудовал в помещении НАБУ две комнаты на втором этаже, защищенные от прослушивания со стороны СБУ (кстати, оборудование для этих комнат на сумму более 12 млн грн поставила жена бывшего главы СБУ Дрижчаного), а также организовал контрнаблюдение — за счет государственного бюджета устроил выявление возможной наружки Службы безопасности Украины.

Подробности того, как Сытник за счет украинских налогоплательщиков защищает себя от возможного разоблачения во взяточничестве, стали известны еще в прошлом году благодаря вопиющему нарушению руководством НАБУ режима секретности. Как оказалось, документы, содержащие секретную и совершенно секретную информацию, сотрудники НАБУ готовили не в служебных помещениях с использованием специальных защищенных компьютеров, а дома, причем носили документы на частных флеш-носителях. Одна из таких флешек, где речь шла о контрнаблюдении за директором НАБУ, была утеряна и попала в руки журналистов. Содержащиеся там материалы я уже частично публиковал, обратив внимание на то, что подчиненные Сытника расшифровали конспиративную базу экипажей внешнего наблюдения Департамента оперативного документирования.

Поэтому хочется пожелать Артему Сергеевичу на будущее быть более осторожным, никогда не брать деньги наличными, а только на счет офшорной фирмы, и главное — всегда делиться с генеральным прокурором.

Владимир БОЙКО, "РАКУРС"

На заглавном фото- глава НАБУ Артем Сытник. Источник фото Политрада

Следите за нашими обновлениями в социальных сетях: Facebook, Twitter , Google + и LiveJournal.








читайте также

За истекшее время и в с новыми полномочиями Чужмир сумел построить очень четкую систему, при которой взятки, выплачиваемые бизнесом, не «распорошиваются» по министерству, а интегрируются или, точнее, аккумулируются на самом верху. И уже с верху идет распоряжение соответствующим службам сделать то-то и то-то. Так было с пшеницей, когда ввели запрет на ее вывоз в связи с превышением квоты. Решение приняли в очень верный момент: когда у крупных компаний стояли под загрузкой несколько кораблей. Засыпанных до половины. По идее их уже не должны были выпускать, как квота в 5 млн. тонн была исчерпана. Но лоббисты зашли к Чужмиру, обсудили стоимость вопроса и корабли досыпали и выпустили. Причем, досыпали аж на 621 тыс. тонн

Большую часть сообщений об умышленных убийствах, зарегистрированных в Едином реестре досудебных расследований (ЕРДР) по состоянию на конец января 2013 года составляют преступления, которые расследуются с прошлых лет. Это те, в которых останавливалось расследование по розыску или в связи неустановления лица. Однако народный депутат Геннадий Москаль недавно заявил о всплеске преступности в Украине. В частности он сказал, что «только в течение января количество умышленных убийств достигло 5 тысяч 270. И это больше, чем годовая норма в Украине».

Тюрьма - это был интересный опыт. Поскольку вся моя жизнь вращалась вокруг рок-музыки, я был уверен, что ничего другого не существует. И не понимал, как и зачем живут люди, ею не занимающиеся. Я обитал в своем мире. Мне казалось, что в нем я что-то значу, что-то из себя представляю. Однако в тюрьме я оказался среди людей, понятия не имевших, кто такой Федор Чистяков, группа "Ноль" да, собственно, что такое вообще ленинградский рок. Более того, мои попытки объяснить, что я музыкант, воспринимались настороженно. По местным критериям я выглядел чуть ли не козлом. Или подсаженным парнем, продвигающим странные идеи. Хотя я-то думал, что сообщаю некую полезную людям информацию, и они ее поймут. В тюрьме я узнал важную вещь: есть сферы жизни, где совершенно не важно, кто ты – музыкант, академик и т.д.

Неизвестно, читал ли Михаил Булгаков рассказ «Человек на четвереньках», но писатель определённо знал об экспериментах Броун-Секара, Воронова и многих других. Они и послужили первоосновой сюжета. А дальше… Дальше Булгаков-фантаст и Булгаков-сатирик пошли разными путями. И если первый следовал уже установившейся литературной традиции (Стивенсон, Уэллс и, возможно, Конан Дойл) и собственным успешным произведениям («Дьяволиада» и «Роковые яйца»), то второй, сатирик, совершил смелый прорыв в запретные для литературы того времени области. Судьба повести была решена уже при первом прочтении рукописи в кругу литераторов – там присутствовал агент ОГПУ, написавший подробный отзыв-донос. Произведение заклеймили как контрреволюционное и запретили

Это обычная детективная рутина в базах данных. Выясняются адрес, телефон, номер машины, номер карточки социального страхования и прочее.
Как только беглец выходит на улицу, начинается охота. Охотники за головами могут отслеживать телефонные звонки и переговорить с людьми, которые могли видеть беглеца. Многие охотники за головами пользуются шпионскими гаджетами, видеокамерами, приборами ночного видения и прочим. Многие охотники за головами носят оружие. Но самым ценным оружием всегда будет элемент неожиданности. Охотник за головами может появиться в дверях беглеца, выдавая себя за курьера, работника социальной службы, разносчика пиццы и прочее. Это опасная работа. Иногда бывает трудно попрощаться с женой, выходя из дома с дробовиком. В офисе же почти всегда нервотрепка

Страницы

FB twiter LJ rss

Блог

Вчера я смотрел интервью Наташа Влащенко с Андрей Портнов на ZIK, в котором участвовал депутат БПП Иван Винник. В какой-то момент этот представитель правящей партии решил уйти из студии потому что были нанесены какие-то “оскорбления идеалам Майдана”. От чего я, собственно, сильно оф..л. Так как “идеалист Майдана” Винник — спокойно ведёт бизнес с предпринимателями, прямо связанными с депутатами народного собрания ЛДНР...
Читать больше