Если ты ходишь по грязной дороге, ты не сможешь не выпачкать ног (с) И. Кормильцев

1 2 3 4 5 6 7

Вся прошлая неделя и начало этой на Украине прошли в атмосфере боевого перемирия: оппозиционеры торговались с Виктором Януковичем за власть, а с западными наставниками — за деньги. То, что столкновения на время прекратились, означает, что гражданский конфликт все еще отчасти управляем. Но стороны уже готовы к новым боям

Гостиница «Днепр» расположена таким образом, что одним своим фасадом смотрит в сторону майдана Незалежности, а другим выходит на улицу Михаила Грушевского. Мне достался номер с видом на Грушевского. Ту самую, где совсем недавно происходили ожесточенные столкновения между митингующими и отрядом особого назначения «Беркут». Сейчас тут временное перемирие.

Итак, вид из окна: несколько рядов баррикад в два человеческих роста, сооруженных из мешков с песком и камнями, — они разделяют улицу на две неравные части. Здесь, в ее начале, хозяйничают майданщики. А там, на горке, где начинается Мариинский парк, уже бликуют на солнце каски милиционеров, охраняющих подступы к правительственным зданиям. Тут же армейская палатка с печкой-буржуйкой, искореженный остов автомобиля. В металлических бочках непрерывно горят дрова. Рядом греются дежурные бойцы из отрядов самообороны Майдана, вооруженные затейливым дрекольем, экипированные мотоциклетными шлемами и бронежилетами.

И повсюду — на баррикадах, на снегу, на стенах домов, на сочувствующих гражданах — гарь от сожженных автомобильных покрышек.

От нечего делать и чтобы согреться — мороз ведь стоит нешуточный, — самооборонцы затеяли игру в футбол. Неподалеку десяток девушек встали кругом, в руках свечки. Поминают погибших демонстрантов.

Угадывается ли во всем этом предчувствие гражданской войны? Скорее кино про предчувствие гражданской войны. Снятое впопыхах на телефон.

Майдан выплеснулся за пределы площади Незалежности — на улицу Грушевского и на Крещатик. Армейские палатки (десятки и сотни, не сосчитать) стоят тесно, одна к другой в несколько рядов прямо на проезжей части. Каждая палатка представляет ту или иную территорию Украины. Любопытно, что здесь довольно много киевских палаток, а не одни только западенские, как принято считать. И кстати, давно я не слышал в Киеве столько украинской речи. Такое ощущение, что на мове заговорили даже те, кто никогда раньше этого не делал. Очевидно, украинский стал признаком принадлежности к оппозиции.

***
Посреди площади стоит елка, оставшаяся после Нового года. Правда, вместо искусственной хвои и игрушек она покрыта украшениями иного рода — главным образом самодельными плакатами и другими похожими образцами народного агитпропа. Например, что Януковича пора расстрелять, Тимошенко выпустить, а чиновников Кременчуга посадить за преступления, указанные тут же. Словом, елка жалоб и предложений.

1

Источник фото http://rusrep.ru

Среди публики выделяются устрашающего вида молодые люди с бейсбольными битами и в касках. Они снуют туда-сюда группками по три-четыре человека без всякой видимой и ведомой цели. По Майдану гуляет шутливое изречение неизвестного автора: «Если в кафе зайдет юноша в каске и с битой, можно не сомневаться, что у него высшее образование и он знает два иностранных языка». Честно говоря, верится в это с трудом. Особенно когда замечаешь, что бита — с гвоздями на конце.

Неподалеку проводит тренировку молодежный отряд. У всех лица скрыты масками, в руках деревянные щиты. Два взрослых инструктора демонстрируют молодежи, как принимать уличный бой. На «раз» часть щитов сдвигается, образуя стену, на «два» — другая часть образует крышу, на «три» — монстр пускается в атаку, тесня и побивая дубинками воображаемого врага.

Публика завороженно следит за происходящим и без устали фотографирует. На Майдане повсюду расклеены листовки с фотографиями пропавших активистов. Текст примерно одинаковый: «Уехал на Майдан, после этого о нем нет никаких известий». Оппозиционеры не сомневаются, что за этими исчезновениями стоят правоохранительные органы, и подозревают худшее.

— Пропадают люди. Вот был человек, и нет его. Причем забирают за все подряд, — говорит студент Тихон. — Если каску увидят, это понятно. За майданские ленточки на одежде — тоже можно объяснить. Но почему нельзя носить с собой флажок Украины? Или у меня, например, шеврон на куртке в виде украинского герба. Так я его всегда сумкой прикрываю, когда еду домой с Майдана.

Еще одна ремарка из пьесы абсурда — государственная символика как примета оппозиционности.

***

Спускаюсь на Майдан с пригорка, минуя проход в баррикаде, охраняемый майданщиками. Так быстрее. Тут же подходят двое. Камуфляжная форма, лица скрыты балаклавами. «Кто таков, откуда, чего тут рыскаем?» Честно говоря, приятного в этом мало: центр Киева, вокруг прогуливаются люди, пусть и с революционными намерениями, а ты стоишь, оправдываясь, точно вор, перед незнакомыми мужиками — мол, с чего это вы решили, что я провокатор?

В общем, кое-как разобрались. Мужики оказались охраной Майдана, членами отряда самообороны. Даже предъявили соот-ветствующие бейджи. Один из них, Богдан, приехал с запада Украины, из Ивано-Франковска. Как выражается, по зову сердца. Специально взял отпуск на предприятии, где работает инженером теплосетей. Если другие готовы повременить с евроинтеграцией, пока решаются политические вопросы, то он непреклонен. Ему Европа нужна здесь и сейчас. А Россию с ее Таможенным союзом он «в гробу видал». Его логика проста и убедительна. Он бывал в России, и там ему не понравилось. Ни разу. Разбитые дороги, пьянство и запущенные деревни.

— Представляете, я в некоторых ваших домах земляные полы видел.

Ключевое слово здесь — «ваших».

А в Европе, наоборот, Богдану понравилось, и ему хочется, чтобы на Украине было так же. Проще говоря, чтобы полы были кафельные, да с подогревом.

— Пускай я не знаю, о чем там говорится — в этих документах по ассоциации с Евросоюзом. Зато я уверен в одном: Украина Россией наелась досыта, хватит.

У него, оказалось, имеются вполне конкретные счета к России. Его родителей в свое время выслали в Сибирь. Сам он служил в Афганистане, был контужен и ранен. Из-за этого долго не мог устроить свою жизнь. И еще много всего в том же духе: Россия унижает, диктует, использует. Если говорить в общем, из разговора с Богданом я вынес следующее: в советское время никто так не страдал, как западные украинцы.

Есть ли на Майдане антироссийские настроения? Есть. И вот как они выглядят. Репродукции двух картин выставлены рядом: «Бурлаки на Волге» и «Казаки пишут письмо…». Без комментариев.

Но по большому счету все российское зло воплощает в себе Владимир Путин. О чем и говорят местные плакаты, изображающие президента РФ то царем, то упырем, а то и царем-упырем.

Рассуждая широко, к простым россиянам претензий у украинцев мало. Не станешь ведь считать антироссийской надпись на стене дома: «Нет русификационному порабощению!»
***

Киевлянин Владимир — уже хорошо поживший мелкий бизнесмен. По образованию историк. Защитил диссертацию на тему «Роль интеллигенции в становлении современной независимой Украины». Сейчас несет вахту в одной из палаток. Нести вахту — это значит находиться при палатке, поддерживать огонь в бочке, принять дрова, иногда что-то приготовить.

Палатка эта непростая, ее хозяева — творческая публика. По вечерам здесь проходят различные мероприятия. Кто-то читает отрывки из своих книг, другие выступают с политическими лекциями, иногда даже играют на музыкальных инструментах. В фаворе, разумеется, цимбалы.

Как ученый, Владимир верит в роль личности в истории. Поэтому сокрушается, что сейчас среди оппозиции нет никого с мощной харизмой.

— А Тимошенко?

— Она бы, конечно, за три дня все здесь разнесла, — Владимир окидывает широким взглядом окрестности. Как будто здесь и без того еще что-то не разнесли. — Но стало бы от этого лучше Украине?

***

Если еще в середине января Майдан выглядел сплоченным под флагами ЕС, то сейчас представляет собой весьма разнородную массу. Одни твердо продолжают стоять под лозунгами евроинтеграции. Для других главным стало добиться отставки Януковича. Третьих устраивает менее радикальный результат: назначение досрочных выборов и проведение конституционной реформы, ограничивающей полномочия президента и возвращающей Украину к парламентско-президентской форме правления.

Однако все сходятся на том, что стояние так или иначе надо продолжать. До каких пор, ответить не может никто.

Многое также будет зависеть от того, договорятся ли Майдан и растерявшие его доверие лидеры оппозиции с властью по поводу амнистии для тех демонстрантов, кого обвиняют в участии и организации беспорядков. Нельзя сбрасывать со счетов и бойцов «Правого сектора» и других радикальных группировок, способных спровоцировать новые столкновения.
***

Если о Майдане наслышаны все, то что такое антимайдан, мало кто понимает.

— Вы к ним не ходите, — предупреждают меня майданщики. — Они вам ноги вырвут.

К ним — это подняться вверх по Институтской до Мариинского парка. Минут пятнадцать хода.

Там точно такая же картина: те же армейские палатки, та же трибуна, те же украинские лица. Только по периметру лагерь огорожен не мешками с песком, а щитами. И на территории самого лагеря располагаются милицейские отряды. Поэтому все гражданские его обитатели безоружны.

Здесь свое стояние организовали те, кто нынешнюю украинскую власть поддерживает или в худшем случае не видит ей достойной альтернативы. На прошлой неделе на их митинг, как они утверждают, пришли 35 тысяч человек.

Антимайданом этот лагерь назвали майданщики. Однако у него есть официальное название «Площадь объединения». Активисты носят на шее бейджики «Остановим государственный переворот».

— Правда, когда я домой еду, то бейджик в лагере оставляю, — говорит Александр Мельниченко, активист движения «Молодь регионов». — Майданщики, если узнают, могут прессануть. Так что приходится шифроваться.

— Казаки-разбойники какие-то, — говорю я, пытаясь шутить.

— Я тоже так думал, пока не начали гибнуть люди, — отвечает серьезно Александр.

Все украинские революции раньше проходили бескровно, чем жители страны очень гордились. После смерти демонстрантов и увечий милиционеров Майдан стал ощутимо другим, более напряженным, тревожным. Всем стало понятно, что шутки кончились.

На «Площади объединения» так же, как и на Майдане, действует территориальный принцип размещения: там одесситы, здесь Житомир и Черкассы, там восточные регионы.

К себе в гости приглашает Крым. В ответ на вопрос «Зачем здесь стоите?» снова звучит это высокопарное, уже набившее оскомину: «По зову сердца». Палатка устлана матрацами и спальниками. Люди обитают здесь уже больше двух месяцев.

В том числе Нина Прудникова, депутат Севастопольского горсовета.

— Я вот не понимаю, чего им на Майдане надо. Ладно бы мы были нищие. Но посмотрите на наш Севастополь, — депутат сыплет городскими достижениями, только успевай пальцы загибать: новая дорожная развязка, мост построили, обновление троллейбусного парка, больницы.

Ее мотивацию начинаешь даже понимать, даже соглашаться с ней, и тут она выдает:

— А вы знаете, что на Майдане все зомбированные? Это потому что им экстази выдают. Сначала по полтаблетки, теперь по целой.

Час назад точно так же я уже соглашался было с доводами евроинтегрантов на Крещатике, пока мне не заявили:

— А вы знаете, что на антимайдане одни бюджетники. Им сказали: не поедете в Киев поддерживать власть — уволим. Вот они и пьют горилку каждый день. Муки совести.

Отношения майданщиков и их противников явно перемещаются в область мифов и абсурда. При этом и там и тут — как сговорились — цитируют слова Геббельса о том, что чем чудовищнее ложь, тем легче в нее верят. А может, просто одни и те же книжки читают.

Игорь НАЙДЕНОВ, "Русский Репортер"

Источник заглавного фото hronika.info

Следите за нашими обновлениями в социальных сетях: Facebook, Twitter , Google + и LiveJournal.








читайте также

Заслуженный фабрикант судебных экспертиз Украины Александр Рувин

Рувин Александр Григорьевич - отъявленный аферист, профессор мошеннического дела, а ни какой не доктор, тем более не имеющий абсолютно никакого отношения к генеральскому составу правоохранительных органов. Все награды его муляж!

Руководитель аннексированного Крыма Сергей Аксёнов, его родственники и их нажитое имущество в Москве

По семье Аксёнова, который на сегодняшний день является руководителем Крыма после его аннексии, провели разбирательство касательно причины стремительного обогащения. Все разбирательства были опубликованы изданием The Insider.

Страницы

FB twiter LJ rss

Блог

Это что, простите, за бред в интервью Генпрокурора? На складах рынка «7 километр» сто тысяч тонн ткани. Серьезно? Сто тысяч?! Вообще такое количество украинская легкая промышленность использует за год. Спрашивается сразу два вопроса. Первый – нахрена загонять это ненужное громадное количество ткани на один рынок сразу? Второй – как это вообще там поместилось? Юрий Витальевич, вы вот это серьезно или в порядке бреда? Вас грубо подставили те, кто готовил материалы. Увольняйте идиотов, дальше будет только хуже...
Читать больше