Если ты ходишь по грязной дороге, ты не сможешь не выпачкать ног (с) И. Кормильцев

1 2 3 4 5 6 7

Новости

чтиво

Ты никогда не был лидером? Ты всегда на вторых ролях? В заднем ряду? На втором плане? Тебя не находят на фотографии выпускников? И не помнят, что ты учился с ними?
Ты всегда прячешься за кого-то? На работе лежишь под кем-то? Твое имя с трудом вспоминают? Ты и сам по себе неприметен как бухгалтер или продавец сантехники?
На тебя можно случайно наткнутся? На тебя смотрят, как через стекло, насквозь, и не замечают? Все женщины проходят мимо? Личную жизнь можно описать как: и ни одна мне так и не дала? Ты прекрасно себя чувствуешь на втором плане? Ты, все же, думаешь, что мог бы в чем-то преуспеть? А друзья так не считают? И то, что они о тебе говорят за бутылкой пива, тебя просто убивает? И друзей немного. Ты безнадежен?

Страна мало имеет отношения к типа столицам. В Казани до сих пор уличные пацаны вместо «прошло два года», говорят «две пасохи назад». В Магадане на вопрос, как тебя зовут, ты сразу нарвешься на «я сам прихожу». Там молодежь, ожидая общественный транспорт, сидит на корточках. Вам вот неудобно сидеть по-турецки на полу, а степь терпит. Вы и минуты на корточках не выдержите, а десяткам тысяч удобно. Этот навык пришел опять из лагерей. Все просто – внутри не устанавливают скамейки. ..Лет десять назад присутствовал во Дворце спорта. Когда заиграли «Владимирский централ», зал встал. С мест поднялась и братва, и офицеры ФСБ. Они сокровенно шевелили губами. Текст знали получше гимна. Потому что это и есть наш последний и внутренний гимн...

Вопрос только в деньгах. Это в большинстве случаев. Мы сравниваем, сколько потеряли мы и сколько потеряли они. Это если знать точные цифры. Но при малейших сравнениях тут же думаем и прикидываем. Сколько на нас заработали. И понимаем, что уже ни на какой Майдан не пойдем. А не фиг на нас зарабатывать. И лучше посмотрим плохие новости о таких ребятах по телевизору. И ту вдруг понимаешь, что остаешься один. В этой стране всегда есть место подвигу, как и цене , которую ты заплатишь, чтобы спокойно жить. Хотя.. Спокойно не получится. В какой то момент они придут. Если ты не придешь к ним первый. Чтобы посмотреть в глаза и сказать, сколько они на нас «подняли»… Но это бутафория. Никто ни к кому не придет. Это не то, что сказал Ильич, когда «низы не хотят, а верхи чего-то там не могут»….Важно то, что нам нравятся плохие новости

В купе предателя переодели в заранее приготовленный спортивный костюм и отобрали личные вещи. Делалось это исключительно с одной целью: обнаружить предметы, в которых могли находиться капсулы со смертельным ядом.Во время осмотра вещей Сметанина «альфовцев» насторожило то, как он настойчиво пытался вернуть себе отобранные очки. Странно, тем более что стекла в очках были без диоптрий. Как выяснилось в дальнейшем, в дужках очков находились ампулы с сильнейшим ядом из семейства курареподобных. Сметанину достаточно было сжать пальцами дужки, чтобы из микрорезервуаров вытекла смертоносная жидкость. Ее даже глотать не надо было – попав на кожу, капля яда гарантировала уход в мир иной в течение 20 секунд. Единственное, что могли бы при вскрытии констатировать патологоанатомы – смерть от острой сердечной недостаточности...

Первой финансовой пирамидой стала совсем не МММ, как считают многие. За два года до нее Донецк (и не только) был охвачен гораздо более простой и наивной схемой, которая, как ни странно, работала. По какой-то причине называли ее Амстердам-клубом". "Работала она примерно так. За 30 рублей ты покупал бумажку со списком из нескольких фамилий (деньги нужно было заплатить тому, чья фамилия в списке была последней). В компании продавца и бумажки ты отправлялся на Мотодром, в центральный офис, где (уже терзаемый смутными сомнениями) расставался со следующими 30 рублями — столько стоили четыре таких же бумажки, но с твоей фамилией в самом низу. Еще 30 рублей нужно было перевести на имя "царя горы" почтовым переводом. Четыре бумажки со своим именем полагалось впарить кому-то еще более наивному и впечатлительному, чем ты сам"

Что конкретно произошло между Кранцем и Доброславом, открытые источники умалчивают, но догадаться можно. Видимо, предложение поделиться доходами Кранцу не понравилось, а противопоставить Доброславу он ничего не мог. Ситуация была настолько серьезной, что легче было поменять прописку. И Кранц уезжает в Донецк. Как вроде бы свидетельствуют материалы следствия, переметнуться к нам его побудило знакомство с дончанином Анатолием Рябиным, который тоже начинал делать свой бизнес (и тоже был ранее судим). В любом случае, переезд в Донецк стал для Кранца судьбоносным. Через год он уже имел дело, приносившее миллионы. А через два года умер таким образом, что это привело к жесточайшей криминальной бойне, которую пережили лишь самые стойкие...

Мой собеседник начинает мастерски имитировать по отношению ко мне профессиональное уважение. Аккуратно, но настойчиво интересуется моей биографией, профессиональным опытом, заслугами перед отечеством. В голове у него включился диктофон, зрачки забегали, как бобины аудиокассеты. И хотя я оказался в этом кабинете при посредничестве человека, которому мы оба доверяем, у меня начинается легкая параноидальная атака. Я вдруг осознаю, что грань между завербованностью и незавербованностью предельно тонка и в любой момент может порваться, что вербовка — она вот сейчас, в данный момент, и происходит. Человек с душой фээсбэшника, вне всякого сомнения, включил эту свою душу на полную мощность, и теперь я точно знаю, что она у него есть. Подружишься с ним — и что будет дальше?

Рожденное в сумбурные 1990-е и развращенное тучными 2000-ми, это безрукое поколение приписывает себе «динамизм, умение приспосабливаться к стремительно меняющемуся рынку» и прочий красивый инструментарий технологичных времен. И не видит, что теперь, когда приходится экономить, оптимизировать и сокращать издержки, в моду возвращается старый добрый труд. А на этом рынке голая «креативность» без знаний, опыта и работоспособности не стоит ничего. Понимание, конечно, придет. Но, боюсь, поколение «безруких» не сделает из этого правильных выводов. Оно просто превратится в поколение «разочарованных», «брошенных», «непонятых». А как иначе, если эти мальчики и девочки выросли в убеждении, что мир им должен?!

В отделении нашли следователя, занимающегося поиском людей и дающего иногда ориентировки волонтёрам, как это было в случае с бегунком. Пробуют убедить, что что-то не сходится. Странно, что мальчишка, посещавший уроки до последнего и пошедший работать на стройку, а не пить или колоться в подворотне, решил вдруг ограбить мачеху. Странно, что и она кинулась искать его только спустя три дня. Про то, что полиция искала мальчика не просто так, и не надо было давать ориентировку на него волонтёрам, никто не говорит. Ссориться не хочется, так как полиция волонтёрам – друг. За поиски берутся только после того, как о пропаже написано заявление

Непонятно, в чем тут дело — в фатуме или в переменчивости режиссерского расположения, — но только редко кто из актеров снимался у Балабанова больше двух раз. Открытые им актеры погибали или внезапно умирали от болезней. Смерть вошла в его фильмы вслед за кармадонской лавиной, сперва робко, в маске Ренаты Литвиновой («Мне не больно»), а потом уже в своем настоящем обличии: бледным упырем, полумертвым повелителем мух шатался по вымышленному Ленинску мент Журов, весело впрыскивали в себя яд, превращаясь из стражей жизни в служителей смерти доктор с сестричкой в «Морфии», скалилась мертвая голова на постере «Кочегара». Название «Жмурок» и вовсе не требует разъяснений

Страницы

FB twiter LJ rss

Блог

Публичность Павелко угрожает ему куда больше, чем все его возможные коррупционные связи и схемы. Язык и самовлюбленность, продиктованная либо глубокой неуверенностью в себе, либо детской психологической травмой, - первые его враги, порождающие все проблемы и приближающие скорую профессиональною и политическую кончину...
Читать больше