Если ты ходишь по грязной дороге, ты не сможешь не выпачкать ног (с) И. Кормильцев

1 2 3 4 5 6 7

чтиво

Публика завороженно следит за происходящим и без устали фотографирует. На Майдане повсюду расклеены листовки с фотографиями пропавших активистов. Текст примерно одинаковый: «Уехал на Майдан, после этого о нем нет никаких известий». Оппозиционеры не сомневаются, что за этими исчезновениями стоят правоохранительные органы, и подозревают худшее. — Пропадают люди. Вот был человек, и нет его. Причем забирают за все подряд, — говорит студент Тихон. — Если каску увидят, это понятно. За майданские ленточки на одежде — тоже можно объяснить. Но почему нельзя носить с собой флажок Украины? Или у меня, например, шеврон на куртке в виде украинского герба. Так я его всегда сумкой прикрываю, когда еду домой с Майдана....

Организация "Спільна справа", лидером которой является Александр Данилюк, сейчас, наверно, самая рейтинговая по обвинениям в провокационной деятельности, в том числе и из-за рубежа. Это настораживает, примерно как 101% волеизъявления в электоральных предпочтениях. И тем не менее указывает на следующие тенденции. Не имеет значения, правильно ли Данилюк захватывает министерства. Чиновники этим фактом действительно крайне перепуганы. А кроме того, это не вписывается ни в какие планы политиков-переговорщиков и рушит возможность договариваться закулисно. Что, может быть, не очень морально, но, с точки зрения политики, — предпочтительно. Это тот тип управляемой или не очень атаманщины, при которой у Запада сковываются руки в отношении защиты Украины, а у России, наоборот, развязываются...

..Ничто не предвещало комедии, когда меня неожиданно поставили в позу. Оказалось, что за истекший отчетный период никто в СССР ни одного дела по новой правовой новелле не состряпал. Вот имперскому сыску в лице моего отделения и выпало высокое доверие создать прецедент. - Это комплимент? - спросил я. - А кто в невменяемом состоянии в гостинице «Ленинград» сутенеру Коляку рукава от итальянской пропитки ярко-оранжевого цвета оторвал? - сбил спесь руководитель, чуть подсматривая в жалобу. - Невменяемым был он, а мы лишь чуть подшофе, - уточнил я. - Это важно, - согласился полковник. Тогда ландшафт на Невском уже рыдал от ломщиков, громил, жуликов всех мастей, как та ночь в лучах заката. Также пообещали, что зажмурят глаза на то, как мы третьего дня изъяли горные лыжи и кило черной икры...

— Естественные причины смерти вы исключаете? — Да, абсолютно. Первый раз он заболел после поездки в Чечню. Симптомы были теми же, но менее выраженными. То ли доза отравляющего вещества оказалась недостаточной, то ли это была мина замедленного действия. Он, кстати, заходил ко мне перед этой поездкой. «Слушай, — говорит, — старик. Не хочу ехать. Какие-то нехорошие предчувствия». Я ответил: «Юр, вообще предчувствия — вещь серьезная. Тем более если речь идет о творческих людях. Ты относишься как раз к этой категории. Прислушайся к своему сердцу, не езди». «Да ты понимаешь, Явлинский обидится...» Вернулся — и сразу слег. Ему, по-моему, поставили тогда ОРЗ. Полежал с месяц, оклемался, вернулся в Думу. Наступает 9 июня — его день рождения. Он собирает нас в Переделкине. как я потом выяснил, один бокал все-таки выпил...

"Месть обиженного чиновничества — это еще цветочки по сравнению с тем, что нам готовили главные герои нашей публикации. Ворам ведь она тоже жутко не понравилась. В Сухуми специально по этому поводу собралась всесоюзная воровская сходка. Лидеры преступного мира рассуждали так. Как только в нашей прессе начинают писать о вреде чего бы то ни было, это сразу выливается в соответствующую кампанию. Заговорили, например, об опасности алкоголизма, и из магазинов пропали вино и водка. По этой логике поднятый нами шум был чреват антиворовской кампанией. И значит, нужно было нейтрализовать угрозу в зародыше. Обсуждался вопрос нашей с Щекочихиным физической ликвидации. На наше счастье в Грузии как раз прошла облава на воров в законе, и на «съезд» смогли прибыть далеко не все «делегаты». В итоге для принятия решения не хватило двух голосов. Юра, помню, все удивлялся: «Вот ведь демократия!»"...

СМЕРШ появляется уже в первой книге британского пенсионера-разведчика, вышедшей в 1953 году и носившей название «Casino Royale». Вкратце напомню читателям фабулу этого романа. Главный отрицательный герой – некто Ле Шифр, подпольный держатель финансовых средств, выделяемых советской разведкой на поддержку французских профсоюзов, разбазарил 50 миллионов франков. Если быть точным, то в начале 1946 года он вложил эту сумму в сеть публичных домов, а французские власти возьми да и запрети эти заведения. Так что единственный способ, которым можно вернуть деньги, виделся растратчику в том, чтобы выиграть эту сумму в карты, вложив в турнир все остатки денег. Ну а задача лучшего картежника британской разведки Джеймса Бонда – не дать злодею этого сделать....

У каждой революции есть свои герои и свои легенды. Возле остова главной украинской елки рослый парень прижимает к себе хрупкую девушку. Согласно легенде, девушка, сотрудница телеканала, после работы каждый день ходила на баррикады, в день одного из разгонов она встала перед линией «Беркута» и несколько часов говорила с ними, пытаясь убедить не штурмовать лагерь, обещая, что если они пойдут, то первой будет стоять она. Как бы то ни было, она зачем-то продиктовала свой номер телефона подруге. Штурма не случилось. А на следующий день пришло сообщение от неизвестного, который писал, что он один из «беркутовцев» и влюбился в нее с первого взгляда и предлагает выйти за него. Ребята встретились, по вечерам вместе на майдане, но барышня пока не дала согласия. Говорят, хочет, чтобы любимый ушел из силового подразделения...

— Что-то упало, — говорит лидер «Батькивщины» Арсений Яценюк и оборачивается в сторону Бессарабской площади. — Режим, наверное, — шутливо отвечает ему политолог Олег Медведев. Кто-то из толпы сообщает: повалили памятник Ленину на бульваре Тараса Шевченко. — Это он от зависти упал: Ленин ведь сделал одну революцию, а Янукович две, — шутит Яценюк. Памятник вождю Октябрьской революции сбросили с помощью тросов. Кто-то поджигает хлопушки и файеры, в ход идут дымовые шашки, голову упавшего Ленина начинают дробить кувалдой. Мужчина в синей спортивной куртке подбирает осколки — на сувениры себе и родственникам... Чуть в сторонке стоит пара молодых людей, их одежда украшена европейской символикой. Они с ужасом наблюдают за происходящим.

Задерживаются в спецслужбах или от безысходности, или те, кто упрямый, кто хочет дожить до похорон своих. Я видел сцену, когда на море мальчик катаясь на винд серфинге, ухватился за край парашюта, его доска ехала все сильнее, а он не отпускал парашют. Самое время ему отпустить, избавиться от парашюта, ибо он ударился бы об эстакаду, о скалы, это было опасно. Он мог бы спокойно отпустить парашют и принять большую прохладную ванну, но он был упрям. В результате он долетел до берега, сохранив парашют. Иначе парашют унесло бы в открытое море. Точно также работники спецслужб, если они хотят дослужить до 100 - процентной пенсии, то обязаны терпеть, глотать, проще говоря, не отпускать парашют...

Наиболее распространенными методами работы Штази являлись слежка, установка прослушивающих устройств и видеонаблюдение в квартирах и на рабочих местах, прослушка телефонных разговоров, перлюстрация почты и т. п. В том случае, если несогласные не могли рассчитывать на поддержку Запада или защиту церкви, спецслужбы не гнушались ни арестами, ни длительными сроками лишения свободы. Кроме того, были нередки случаи похищения людей, преследования инакомыслящих вплоть до физического уничтожения. Со временем, однако, помимо отрытых репрессий, спецслужбы ГДР все чаще прибегали к тайным методам «нейтрализации» гражданских активистов и граждан, желавших покинуть страну...

Страницы

FB twiter LJ rss

Блог

Очевидно, что Коломойский сильно нервничает, совсем не понимает, куда ситуация вырулит в итоге и... абсолютно не имеет опыта большой игры в личном исполнении. Мотивация его нынешней грозной публичности понятна и очевидна - ИВ всегда предпочитал иметь под рукой своеобразную такую «автономию внутри государства». Что-то типа - «вы мне ресурсы, бюджетные выплаты, миноритарные пакеты в сладких госкомпаниях - я вам ничего! Вообще ничего»)... Впрочем, сие есть общей обязательной стратегией нашего обожаемого паразитического бизнес-класса....
Читать больше