Если ты ходишь по грязной дороге, ты не сможешь не выпачкать ног (с) И. Кормильцев

1 2 3 4 5 6 7

чтиво

— Что-то упало, — говорит лидер «Батькивщины» Арсений Яценюк и оборачивается в сторону Бессарабской площади. — Режим, наверное, — шутливо отвечает ему политолог Олег Медведев. Кто-то из толпы сообщает: повалили памятник Ленину на бульваре Тараса Шевченко. — Это он от зависти упал: Ленин ведь сделал одну революцию, а Янукович две, — шутит Яценюк. Памятник вождю Октябрьской революции сбросили с помощью тросов. Кто-то поджигает хлопушки и файеры, в ход идут дымовые шашки, голову упавшего Ленина начинают дробить кувалдой. Мужчина в синей спортивной куртке подбирает осколки — на сувениры себе и родственникам... Чуть в сторонке стоит пара молодых людей, их одежда украшена европейской символикой. Они с ужасом наблюдают за происходящим.

Задерживаются в спецслужбах или от безысходности, или те, кто упрямый, кто хочет дожить до похорон своих. Я видел сцену, когда на море мальчик катаясь на винд серфинге, ухватился за край парашюта, его доска ехала все сильнее, а он не отпускал парашют. Самое время ему отпустить, избавиться от парашюта, ибо он ударился бы об эстакаду, о скалы, это было опасно. Он мог бы спокойно отпустить парашют и принять большую прохладную ванну, но он был упрям. В результате он долетел до берега, сохранив парашют. Иначе парашют унесло бы в открытое море. Точно также работники спецслужб, если они хотят дослужить до 100 - процентной пенсии, то обязаны терпеть, глотать, проще говоря, не отпускать парашют...

Наиболее распространенными методами работы Штази являлись слежка, установка прослушивающих устройств и видеонаблюдение в квартирах и на рабочих местах, прослушка телефонных разговоров, перлюстрация почты и т. п. В том случае, если несогласные не могли рассчитывать на поддержку Запада или защиту церкви, спецслужбы не гнушались ни арестами, ни длительными сроками лишения свободы. Кроме того, были нередки случаи похищения людей, преследования инакомыслящих вплоть до физического уничтожения. Со временем, однако, помимо отрытых репрессий, спецслужбы ГДР все чаще прибегали к тайным методам «нейтрализации» гражданских активистов и граждан, желавших покинуть страну...

Ты никогда не был лидером? Ты всегда на вторых ролях? В заднем ряду? На втором плане? Тебя не находят на фотографии выпускников? И не помнят, что ты учился с ними?
Ты всегда прячешься за кого-то? На работе лежишь под кем-то? Твое имя с трудом вспоминают? Ты и сам по себе неприметен как бухгалтер или продавец сантехники?
На тебя можно случайно наткнутся? На тебя смотрят, как через стекло, насквозь, и не замечают? Все женщины проходят мимо? Личную жизнь можно описать как: и ни одна мне так и не дала? Ты прекрасно себя чувствуешь на втором плане? Ты, все же, думаешь, что мог бы в чем-то преуспеть? А друзья так не считают? И то, что они о тебе говорят за бутылкой пива, тебя просто убивает? И друзей немного. Ты безнадежен?

Страна мало имеет отношения к типа столицам. В Казани до сих пор уличные пацаны вместо «прошло два года», говорят «две пасохи назад». В Магадане на вопрос, как тебя зовут, ты сразу нарвешься на «я сам прихожу». Там молодежь, ожидая общественный транспорт, сидит на корточках. Вам вот неудобно сидеть по-турецки на полу, а степь терпит. Вы и минуты на корточках не выдержите, а десяткам тысяч удобно. Этот навык пришел опять из лагерей. Все просто – внутри не устанавливают скамейки. ..Лет десять назад присутствовал во Дворце спорта. Когда заиграли «Владимирский централ», зал встал. С мест поднялась и братва, и офицеры ФСБ. Они сокровенно шевелили губами. Текст знали получше гимна. Потому что это и есть наш последний и внутренний гимн...

Вопрос только в деньгах. Это в большинстве случаев. Мы сравниваем, сколько потеряли мы и сколько потеряли они. Это если знать точные цифры. Но при малейших сравнениях тут же думаем и прикидываем. Сколько на нас заработали. И понимаем, что уже ни на какой Майдан не пойдем. А не фиг на нас зарабатывать. И лучше посмотрим плохие новости о таких ребятах по телевизору. И ту вдруг понимаешь, что остаешься один. В этой стране всегда есть место подвигу, как и цене , которую ты заплатишь, чтобы спокойно жить. Хотя.. Спокойно не получится. В какой то момент они придут. Если ты не придешь к ним первый. Чтобы посмотреть в глаза и сказать, сколько они на нас «подняли»… Но это бутафория. Никто ни к кому не придет. Это не то, что сказал Ильич, когда «низы не хотят, а верхи чего-то там не могут»….Важно то, что нам нравятся плохие новости

В купе предателя переодели в заранее приготовленный спортивный костюм и отобрали личные вещи. Делалось это исключительно с одной целью: обнаружить предметы, в которых могли находиться капсулы со смертельным ядом.Во время осмотра вещей Сметанина «альфовцев» насторожило то, как он настойчиво пытался вернуть себе отобранные очки. Странно, тем более что стекла в очках были без диоптрий. Как выяснилось в дальнейшем, в дужках очков находились ампулы с сильнейшим ядом из семейства курареподобных. Сметанину достаточно было сжать пальцами дужки, чтобы из микрорезервуаров вытекла смертоносная жидкость. Ее даже глотать не надо было – попав на кожу, капля яда гарантировала уход в мир иной в течение 20 секунд. Единственное, что могли бы при вскрытии констатировать патологоанатомы – смерть от острой сердечной недостаточности...

Первой финансовой пирамидой стала совсем не МММ, как считают многие. За два года до нее Донецк (и не только) был охвачен гораздо более простой и наивной схемой, которая, как ни странно, работала. По какой-то причине называли ее Амстердам-клубом". "Работала она примерно так. За 30 рублей ты покупал бумажку со списком из нескольких фамилий (деньги нужно было заплатить тому, чья фамилия в списке была последней). В компании продавца и бумажки ты отправлялся на Мотодром, в центральный офис, где (уже терзаемый смутными сомнениями) расставался со следующими 30 рублями — столько стоили четыре таких же бумажки, но с твоей фамилией в самом низу. Еще 30 рублей нужно было перевести на имя "царя горы" почтовым переводом. Четыре бумажки со своим именем полагалось впарить кому-то еще более наивному и впечатлительному, чем ты сам"

Что конкретно произошло между Кранцем и Доброславом, открытые источники умалчивают, но догадаться можно. Видимо, предложение поделиться доходами Кранцу не понравилось, а противопоставить Доброславу он ничего не мог. Ситуация была настолько серьезной, что легче было поменять прописку. И Кранц уезжает в Донецк. Как вроде бы свидетельствуют материалы следствия, переметнуться к нам его побудило знакомство с дончанином Анатолием Рябиным, который тоже начинал делать свой бизнес (и тоже был ранее судим). В любом случае, переезд в Донецк стал для Кранца судьбоносным. Через год он уже имел дело, приносившее миллионы. А через два года умер таким образом, что это привело к жесточайшей криминальной бойне, которую пережили лишь самые стойкие...

Мой собеседник начинает мастерски имитировать по отношению ко мне профессиональное уважение. Аккуратно, но настойчиво интересуется моей биографией, профессиональным опытом, заслугами перед отечеством. В голове у него включился диктофон, зрачки забегали, как бобины аудиокассеты. И хотя я оказался в этом кабинете при посредничестве человека, которому мы оба доверяем, у меня начинается легкая параноидальная атака. Я вдруг осознаю, что грань между завербованностью и незавербованностью предельно тонка и в любой момент может порваться, что вербовка — она вот сейчас, в данный момент, и происходит. Человек с душой фээсбэшника, вне всякого сомнения, включил эту свою душу на полную мощность, и теперь я точно знаю, что она у него есть. Подружишься с ним — и что будет дальше?

Страницы

FB VK twiter LJ rss

Блог

Украинцы в лице Лещенко доказали, что они умнее и хитрее всех. Светлейшие умы просвещённой Европы пытались принудить нас ввести е-декларирование. Даже грозились не предоставить очередной транш. Мы сделали вид, что покорились, депутаты заставили себя же выносить на всеобщее обозрение собственное добро! А после этого мы показали им козью морду, доказав: заставить нас делать то, чего они не хотят, не может ни один ЕС вместе с МВФ-ом.
Читать больше