Если ты ходишь по грязной дороге, ты не сможешь не выпачкать ног (с) И. Кормильцев

1 2 3 4 5 6 7

чтиво

Война внешняя, или внутренняя с преступниками, идет одной дорогой. Снайперу, который находится на большом расстоянии от человека, убить легче. Он далеко. Он не видит боли. Он не видит его лица. Чем дальше отдаляется реальный человек, на которого раньше ходили со штыками, тем легче его убить. Это просто цель. Ковровые бомбардировки позволяют вообще не думать о людях. Война с преступностью ведется точно также. Суды могут проходить по видеосвязи. Заключенный не выходит из камеры, затраты на охрану и перевозку отпадают. Медицина может перейти на видеоосмотры. От человека не останется ничего. Это будет лишь его изображение на экране и анализы. В тюрьме человек теряет личность. Никто не испытывает неудобства от того, что он далеко. Он просто зверек, которого надо держать в клетке, потому что…

Руководство ценило Блохина. Он быстро рос в званиях: в 1935-м — капитан ГБ, в 1940-м — майор ГБ, в 1943-м — полковник ГБ, в 1944-м — комиссар ГБ, а в июле 1945-го получает звание генерал-майора. Был также щедро осыпан государственными наградами: орденом Ленина (1945), тремя орденами Красного Знамени (1940, 1944, 1949), орденами Отечественной войны I степени (1945), Трудового Красного Знамени (1943), Красной Звезды (1936), «Знак Почета» (1937), а также двумя значками «Почетного чекиста» и золотыми часами. Был награжден и почетным оружием — маузером, хотя расстреливать предпочитал из немецкого «вальтера» (не так сильно нагревался)

Убийство раскрыть легко. На 90 процентов главный мотив — деньги. Украл, помешал заработать, не отдал долг. Второй определяющий критерий — криминал. В смысле, убить вообще очень сложно, ну психологически. Скорее всего, убийца — уголовник, из этой среды… Нет, не так: если среди подозреваемых есть рецидивист (не важно, убийца или по легким статьям проходил), значит, это он. Сто процентов. Если из оставшихся десяти процентов убрать убийства по неосторожности, получится процентов пять, не больше. То есть на все другие варианты, понимаешь? И конечно, в два дня мы закрываем убийцу вора, любого криминального элемента — тут просто берется партнер и выясняется, мог ли он в принципе совершить это преступление. То есть, грубо говоря, можно из кабинета не выходить. Поверь, ну ни разу не ошибался

Поначалу будущие бандиты были похожи на средневековых рыцарей: грубые, дикие, не признающие прав других сословий, но соблюдающие по отношению друг к другу свой кодекс чести. У каждой группы — своя зона влияния: кто-то крутит колпачки, другие всучивают паленую икру интуристам, третьи крышуют рыночных торговцев и первых кооператоров. Закончилось войной всех против всех, большой кровью, взаимным уничтожением, жестокостью и мерзостью. Мне кажется, что события конца 1980 — начала 1990-х можно назвать буржуазно-демократической революцией. А произвели ее и читавшие самиздат инженеры, и желавшие поездок за границу и яхт партийные работники, и фарцовщики, и "спортсмены". Причем последние — мои герои. Фарцовщик, спекулянт — классовый враг, они не грабят, а экспроприируют у экспроприаторов.

Дело банды братьев Толстопятовых, действовавшей в Ростове-на-Дону в 1968-1973 годах, не имеет аналогов в истории российской преступности. Она была вооружена автоматами собственной конструкции, превосходившими по убойной силе известные на тот момент образцы оружия. Западные СМИ объявили, что в СССР появились первые гангстеры, а советская пресса назвала их "Ростовскими фантомасами". Братья, приговоренные к высшей мере наказания, и в камере смертников продолжали работать над стрелковым оружием и фантастическим "трансформатором энергии" в надежде, что им втайне сохранят жизнь.

В любом ОМОНе есть фраера, несколько качков, которые чувствуют себя мачо, и они любят просто кого-то мочить… Но это не весь ОМОН. Есть просто служивые, где-то воевавшие, семейные ребята – лямку тянут и всё. А есть молодежь, его что ни спросишь, ответ один: а чё? Они вообще не думают. Просто вот такое растение. Так что ОМОН не однородная масса. И ФСБ тоже не однородная масса. Есть в ФСБ ребята, которые сейчас по горам ползают, блин, и серьезно рискуют жизнью каждый день – в Дагестане или Кабардино-Балкарии… Есть настоящие офицеры. Я говорю, вам бы зарплату всем, как футболистам, вы же, говорю, круче. А один офицер сказал, 25 лет, лейтенант? «Нам не надо такой зарплаты, мы тоже работать не будем тогда». Или, помню, один погранец на заставе в 1990-е патроны варил и продавал духам, чтобы кормить бойцов

Гонцы приехали на переговоры о многомиллионных благотворительных взносах в Украину не с пустыми руками. Картины, предметы искусства и коллекций, официально принадлежащие Ордену, были привезены в страну в качестве подарков Украине от Мальтийского Ордена рыцарей – госпитальеров. Среди подарков числились даже коллекционные и эксклюзивные работы ведущих дизайнеров мира. Гонцы от Ордена вышли на секретариат Ющенко, сообщив о предмете и цели визита. О дате и времени встречи было договорено, и в указанный час рыцари с дарами в руках вошли в здание секретариата тогдашнего президента Украины. На свою беду рыцари не знали, что глава государства под названием Украина весьма легкомысленно относится к договоренностям о месте и времени встреч с кем бы то ни было

Опасность для людей исходит не только от государства, но и с неожиданной стороны. Дело в том, что различные базы данных – неважно, собраны они государственными органами или частными структурами – в российских условиях имеют тенденцию быстро появляться в коммерческом доступе. Представим себе, что легкодоступной оказалась, скажем, база данных историй болезни районных поликлиник. Интересна ли она, например, страховой компании или банку? Да, потому что – не афишируя, естественно, источников своей информации – они могут ужесточить условия страхования или кредитования, минимизируя тем самым свои риски, но резко осложняя жизнь, например, инвалидам. Может ли воспользоваться такой информацией любое физическое лицо, для того, допустим, чтобы скомпрометировать конкурента в глазах работодателя?

– Что значит – умерла? – грубо спросила я и сразу заплакала. Азим, как будто только это и ждал, сразу затряс плечами и зарыдал, закрывая лицо пухлыми пальцами. На пару мы плакали минут пять. Я сразу уехала и с тех пор в приюте Тараскиной была только раз, когда мы с Оксан Петровной приезжали туда с детдомовцами. – Это непрофессионально – плакать на работе. Либо ты работаешь, либо размазываешь по лицу сопли, – сказала я Оксан Петровне. Она со мной не согласилась. Мы поспорили. Но ее саму я никогда не видела во время работы плачущей. – Ты морально готова? – спросила я Оксан Петровну, когда мы подъехали к высоким глухим воротам Кожуховского приюта. Она сделала несчастное лицо. – Я тоже боюсь, – сказала я.

Грузинское правительство на протяжении последнего десятилетия всячески унижало и уничтожало воровских авторитетов. Те бежали в Москву или Киев. Здесь охота на «грузинских волков» стала любимым спортом местного УБОПа. Воров отлавливали, а потом требовали выкуп из «общака». И тогда из Тбилиси летели в Киев чемоданы налички...Вор в законе перестал быть популярной профессией в «стране волков». Школьники, мечтавшие стать ворами в законе,теперь боготворили другую профессию – полицейского. «Почему тебе нравится эта профессия?» -- спросил я как-то у одного мальчишки. «Если буду в погонах, я смогу остановить на улице любого, и сделать с ним, что хочу...» -- последовал ответ. Страна воров в законе начала превращаться в полицейское государство

Страницы

FB twiter LJ rss

Блог

Манафорт стал очередной лакмусовой бумажкой, которая продемонстрировала, что Украиной сегодня “рулят” совершенно не годные для этого люди. В стране уже второе десятилетие царит отрицательный отбор. И с этой бедой пора заканчивать
Читать больше