Если ты ходишь по грязной дороге, ты не сможешь не выпачкать ног (с) И. Кормильцев

1 2 3 4 5 6 7

Талантливый спекулянт, удачливый нэпман, блестящий коммерсант и отъявленный негодяй, пытавшийся обмануть «чекистов» и чудом избежавший расстрела.
Тайный агент ВЧК и подельник Мишки Япончика, превратившийся из лагерного зэка в генерала НКВД. Гениальный логист и организатор, сделавший советский ГУЛАГ рентабельным. Он был одним из руководителей строительства Беломорканала, держал в руках всю экономику БАМа и систему советских трудовых лагерей, за что его трижды награждали орденом Ленина. Все это яркие эпизоды жизни одного человека, имя которого – Нафталий Арнович Френкель

«Я имел много специальностей, за шо и состоял на особом учете в одесском уголовном розыске»
Фраза Попандопуло из кинофильма «Свадьба в Малиновке»

Между Стамбулом и Одессой

Страницы биографии нашего героя напоминают остросюжетный приключенческий роман, где вымысел тесно переплетается с реальностью. В этой связи линия жизни Нафталия Френкеля представляет собой стремительно возрастающую и резко падающую пунктирную синусоиду. Промежутки между штрихами – это «белые пятна» его биографии, которые историки, журналисты и обозреватели всячески старались заполнить фантасмагорическими или полулегендарными эпизодами, большинство из которых были ими же и придуманы. Парадокс биографии Френкеля состоит в том, что даже в официальной анкете сотрудника НКВД и ГУЛАГА около трети его жизни подается коротко, сухо и неинтересно. Складывается такое впечатление, что его биографию кто-то специально почистил. Между тем, историческая беллетристика приписывает молодому Нафталию Френкелю похождения достойные многосерийного художественного сериала. Очевидно, что почву для такого сюжета дает то, что личное дело (как впрочем и детали биографии) Френкеля до сих пор остаются засекреченными.

Предположительным годом рождения Нафталия Ароновича Френкеля считается апрель 1883 г., а вот с местом рождения сплошная проблема. До сих пор статус «малой родины» легендарного чекиста-миллионера оспаривают Яффа, Стамбул и… конечно же Одесса. Переехала ли семья Френкелей из Стамбула в Одессу или же всегда жила на юге Российской империи, особой важности не имеет. Отец Нафталия – Арон Френкель, являясь подданным турецкого султана (а может и императора Всероссийского), относился к категории служащих. Поговаривают, что наряду с легальным заработком, согласно моде того времени, увлекался контрабандой.

NOTA BENE

Любая торговка на Привозе расскажет вам, что его отец начал свой бизнес с хлеботорговли. Но она приносила скудный и непостоянный доход, поэтому Арон сменил «сферу деятельности» и стал продавать так называемое «колумбийское лекарство», что заметно улучшило гешефт и доход семьи…

Вряд ли Арон вырос до уровня одесского наркобарона, ведь его несовершеннолетний сын был вынужден искать себе работу, дабы «не сидеть на шее у родителей» и не опозориться перед кагалом, попав в категорию шлемазлов.

Впоследствии талант отца (как водится присущий всему еврейскому народу) передался сыну, а Одесса станет местом где он впервые будет применен на практике. В возрасте 15 лет, не имея образования, Нафталий устраивается на работу табельщиком в Херсонскую строительную контору богатого еврея – Гурфинкеля. Юный Френкель строил клубы и школы в еврейских колониях Николаева и Херсона. Дослужившись до должности прораба в 1900 г. он переезжает в Николаев, где устраивается на ту же должность в экспортную фирму «Штейнер и Ко». В его обязанности входили строительство и ремонт складских помещений. Говорят, что именно Френкель предложил руководству фирмы вкладывать средства в создание складской инфраструктуры. Ведь даже незагруженные помещения можно было с у спехом сдавать в аренду, получая стабильную прибыль. Как следствие Натана заметили! Удивительное дело: то ли Френкель стал ценным работником, то ли практичный Штейнер хотел создать когорту квалифицированных рабочих – но известно, что в 1902 – 1904 гг. Нафталий (за счет фирмы) учился в строительном техникуме в немецком городе Кэтен. Жизнь покажет, что приобретенные знания впоследствии пригодятся. Ко всему прочему, несмотря на невысокий рост, Френкель обладал незаурядными организаторскими и логистическими способностями. В дальнейшем ему достаточно было взглянуть на строящийся объект (или предполагаемое место стройки) для того чтобы сделать правильный расчет и соответствующие распоряжения.

1

Нафталий Френкель

По возвращении из Германии он продолжает работать у Штайнера. Однако в 1912 г. Нафталий был вынужден уволиться. Его уход связывают с конфликтной ситуацией, возникшей между ним и экспертной фирмой. Причина: чрезмерные амбиции молодого прораба, настойчивые попытки привлечь руководство к осуществлению новых многообещающих, как полагал Френкель, проектов, наконец – подделка им документации. Впрочем, всё это не отразилось на его деловой репутации. Френкеля охотно приняли на должность заведующим строительством сельскохозяйственных зданий у богатого николаевского землевладельца Владимира Юрицина (1863 – 1917), где он проработал с 1915 по 1919 гг.

Данный отрезок жизни Н. Френкеля несколько приукрашен. Согласно версии советского писателя-диссидента Александра Солженицына (1918 – 2008) в это время Нафталий Аронович имел отношение к Азовско-Черноморскому пароходству и начал заниматься торговлей лесом. В Мариуполе он создал торговую компанию, которая (с целью вытеснения конкурентов) стала издавать дешевую газету «Копейка». Ее редактором был некто г-н Бухальцев – подельник и компаньон Френкеля по лесоторговой кампании. С его подачи новосозданный печатный орган стал заниматься черным пиаром. Таким образом газета «Копейка» (одной из первых в Российской империи) стала одной из ярких воплощений «желтой прессы».

Дела конторы Френкеля пошли в гору. Он арендует, а впоследствии и покупает несколько судов, перевозя товары по всей акватории Черного и Средиземного моря. За счет легальной и нелегальной покупки и продажи древесины он заработал свой первый миллион и был удостоен неофициального титула «лесной король Черного моря».
Накануне Первой мировой войны накопленные средства Нафталий Аронович благополучно вывел в Турецкий оффшор. С началом войны и он увлекся подделкой липовых «белых билетов», а главное контрабандой оружия, что существенно увеличило его активы.

Справедливости ради следует отметить, что мариупольский период деятельности Френкеля, да и само существование газеты «Копейка» в 1997 г. поставил под сомнение приазовский краевед Лев Яруцкий (1931 – 2002), утверждая, что история с лесом и контрабандой оружия – плод воображения А. Солженицына.

Одесский криминальный дуэт

Революции 1917 г. и начало гражданской войны Н. Френкель встретил в Одессе. Как утверждают дерибасовские экскурсоводы, к 1918 г. Нафталий Аронович принадлежал к когорте влиятельных одесских нуворишей и «отцов» города. В его полицейском досье значились: мошенничество, контрабанда и торговля наркотиками. Между тем, сложная военно-политическая и социально-экономическая ситуация заставила его заключить союз с знаменитым криминальным авторитетом Моисеем Винницким (1891 – 1919) более известного по кличке Мишка Япончик, ставшим к тому времени «крестным отцом» одесских бандитов.

1

Моисей Винницкий, он же "Мишка Япончик"

NOTA BENE

Вся Одесса знает, что два стамбульских грека-конрабандиста: Физианди и Янос Костаки поставили Френкелю крупную партию «кокса», за которую тот не расплатился. Полагая что «наркобарон» их «кинул», Физианди и Костаки «стуканули» на беспредельщика Френкеля криминальному авторитету Мише Япончику, дабы тот сказал «ша» зазнавшемуся одесскому поцу, и тот вернул им деньги. «Предъява» была вполне обоснованной, и вор в законе просто обязан был разобраться с фуфлыжником, как говорится, по понятиям.

Встреча двух авантюристов состоялась в 1918 г. в знаменитом кафе «Фалькони». «Стрелка» закончилась успешно. Два понравившихся друг другу криминальных авторитета, решили «кинуть» фраеров-греков и поделить Одессу. Очевидно их преступный альянс привел к образованию преступного синдиката, в котором хлопцы Япончика «отжимают», а люди Френкеля реализуют экспроприированное у эксплуататоров имущество. Таким образом, Япончик по-прежнему выполнял роль лихого налетчика, а Френкель – барыги и финансиста криминального мира Южной Пальмиры. Вместе они «подмяли» под себя всю одесскую наркоторговлю, «крышевали» морской порт, контрабанду, проституцию и местную барахолку. Часть своего нелегального дохода Френкель, в виде «откатов», выплачивал Япончику. Щедрые взятки защищали компаньонов от пристального внимания со стороны городских властей и правоохранительных органов. Фактически криминальный дуэт «Винницкий – Френкель» купил всю Одессу. Согласно тогдашней оценке сотрудника царской охранки Феликса Кривинского (? - ?), ежегодный оборот преступного конгломерата «Миша Япончик, Нафталий Френкель и Ко» приносил обоим около 5 миллионов рублей в год. По нынешнему курсу это около 50 миллионов долларов.

СПРАВКА

В конце XIX века в Одессе было восемь полицейских участков. Самыми криминальными районами города считались Молдаванка и Пересыпь. Подавляющее большинство преступлений носили имущественный характер — кражи и ограбления. В Одессе даже орудовал так называемый южнороссийский союз воров, который выделял 34 специализации своего ремесла. Так, к примеру, «халамидники» действовали на рынках, «майданщики» – на площадях, «форточники» – проникали в квартиры через окна, а «щипачи» вытягивали кошельки в транспорте и на оживленных улицах, занимая верхнюю ступень криминальной иерархии.

Между прочим, в чудом дожившей до наших дней картотеке одесской полиции есть сведения о 40 тысячах уголовников. И это при том, что население Одессы тогда было чуть более 400 тысяч человек. Выходит, преступником в городе был каждый десятый!

И если наличие полиции и царской администрации номинально сдерживало уголовников, то после февраля 1917 г. начался полный беспредел, что позволило криминальному миру на время выйти из тени. Для Япончика и Френкеля то было «золотое время».

ИЗ КРИМИНАЛЬНОЙ ХРОНИКИ ТЕХ ЛЕТ

Политическая амнистия и псевдодемократические свободы (порожденные февральской революцией) привели к вспышкам хаоса и насилия на территории бывшей Российской империи. Началом асоциальных действий в России данного периода считается издание знаменитого приказа №1. Туманно формулировавший право на самоуправление, данный рескрипт разрешал не подчиняться вышестоящему начальству, игнорировать какие-либо инструкции руководящих и контролирующих органов.

Формальная ликвидация полицейского надзора, жандармерии и других силовых структур царского режима породили эру вседозволенности. Ничем не обоснована вера в мгновенный рост сознания освобожденных от автократии масс охватила и Украину. Так, 25 апреля 1917 г. в Юзовке жители могли читать оригинальное объявление: «Товарищи общеуголовные преступники! Просим вас явиться на общее собрание в 1800, 25 апреля, для обсуждения принципиальных вопросов».

В Одессе в кафе «Саратов» собрался общероссийский съезд из 40 криминальных авторитетов, где с речью выступил и известный рецидивист Гриша Котовский. В резолюции съезда говорилось о необходимости всемерной поддержки Временного правительства, в частности тогдашнего министра юстиции А. Ф. Керенского, ведь тот дважды провозгласил амнистию уголовникам, считая, что грабили и воровали они, утоляя чувство ненависти к царизму.

Практически во всех городах Украины выгнали из квартир семьи жандармов, хотя их хозяева не сделали ни одного выстрела во время ликвидации царизма. Немотивированными были и репрессии против рядовых околоточным и иных чиновников полиции, как правило, добросовестно относящихся к своим обязанностям. В Екатеринославской губернии революционно настроенные граждане самовольно арестовали с 3 по 10 марта более 700 околоточных надзирателей, большинство из которых были убиты или покалечены.

Неудивительно, что после этого город оказался под неограниченной властью мародеров, «домушников» «форточников» и «щипачей». Похожая картина наблюдалась и в Кременчуге, где расстреляли большинство полицейских, замучили коменданта города полковника Смирнова, потом брались за голову от появления стай бандитов и насильников. Не остались в стороне от этих процессов завоеванной свободы такие города, как Одесса, Симферополь и Киев.

В Харькове сторонники нового порядка разгромили тюрьмы, выпустив на волю 300 преступников, которые быстро создали в городе «малины» и разного рода «гнезда».
Солдаты-дезертиры стали «инакомыслящими» гражданами, пострадавшими от империалистов. Прокатился вал квартирных краж в Харькове. В Одессе увлекались погромом базаров и магазинов. А в «рачьих» и «собачьих» советах, ораторы друг перед другом соревновались в пустословии.

В частях 12-й армии с 12 (25) марта 1917 г. продолжались аресты тех офицеров, которые пытались поддерживать дисциплину. Для «хохмы» их назначали чистильщиками сапог, заставляли вычищать солдатские уборные.

Но «золотое время» очень скоро закончилось. Начавшаяся гражданская война заставила одесских воров искать новую «крышу», дабы занять достойное место в пищевой цепочке криминального мира. Ненадолго, после устранения поступившего на службу к большевикам Мишки Япончика в 1919 г., Френкель (который в те годы тоже воевал на стороне «красных») стал безраздельным хозяином Одессы. Но наслаждение властью длилось недолго. По не совсем понятным причинам с 1919 г. Нафталий решил «схорониться за кордоном». Не исключено, что он опасался мести за устранение «Японца», к смерти которого (согласно одной из версий) был причастен. Столь грубый «беспредел» ему вряд ли бы простили правильные «пацаны», а найти киллера-торпеду особого труда не составляло.

Напомним, что виновным в смерти Мишки Япончика считается и лихой налетчик Григорий Котовский, имеющий прямое отношение к уничтожению 54-го революционного полка состоящего из мобилизованных студентов Новороссийского университета, одесских бандитов и боевиков-анархистов под командованием полковника М. Винницкого. Интересно, что начфином полка был не кто иной как Н. Френкель. Как упоминалось ранее, полк Мишки входил в состав 45-й дивизии возглавляемой Г. Котовским. После поражения под Вапняркой, бойцы 54-го стрелкового Советского Украинского полка имени В.И. Ленина, на захваченном поезде, решили дезертировать в Одессу. Но на полпути на станции Вознесенск, 4 августа 1919 г. состав был остановлен «красными». В ходе разборок Мишка был убит начальником вознесенской боевого участка Н.И. Урсуловым, а бежавших «японцев» изрубили кавалеристы Котовского и добили ЧОНовцы.

1

Григорий Котовский

1

Мейер Зайдер

Самого Котовского 6 августа 1925 г. в порыве мести устранил (чудом уцелевший во время «разборок» 4 августа 1919 г. ) бывший адъютант и «кореш» Моисея Винницкого по кличке Майорчик – Мейер Зайдер (? – 1930). Позднее «котовцы» отомстили за смерть Григория Ивановича задушив «Майорчика» в районе Харьковского железнодорожного вокзала, где тот (после отбытия символичного срока в КПЗ), работал сцепщиком вагонов.

Впрочем Френкель мог быть и вовсе не причастным к устранению Мишки Япончика. А его закордонное турне свидетельствует о какой-то секретной миссии, которую он осуществлял под эгидой советских спецслужб. Рассказывают также и о тайной миссии Нафталия Ароновича, которого советская разведка использовала в качестве одной из «искр мировой революции» в Османской империи. Одним словом, еще в 1919 г. Френкель начал сложную и рискованную игру с чекистами, которая (как покажет время) будет иметь свои плюсы и минусы.

Казначей советских «чекистов»

В 1920 – 1921 гг. наш герой неожиданно покидает берег турецкий, и, якобы, возвращается в Одессу, где создает преступную группировку специализирующуюся на мошенничестве, вымогательстве и похищении людей. Одесские «форточники» бакланили, что из Стамбула его выманили представители советских спецслужб, или же он каким-то образом был завербован турецкими резидентами ВЧК. Какого рода компромат был предъявлен Френкелю – остается загадкой. Некоторые исследователи повествуют о якобы благородном жесте Н. Френкеля, согласившегося внести 100 000 залога за арестованный в стамбульском порту советское торговое судно. И столь щедрое ассигнование было им сделано неспроста.

Не исключено, что вербовка Нафталия советскими чекистами имела и финансовый подтекст. Вояж в Османскую империю был необходим дабы перевести все свои оффшорные активы на счета советского Госбанка, а точнее ведомства «железного Феликса». Таким образом, Френкель купил безопасность, гарантию неприкосновенности, а главное – должность внештатного сотрудника «конторы». Как бы там ни было, но факт остается фактом: Нафталия Ароновича большевистские спецслужбы «взяли в разработку».

В советской Одессе, товарищ Френкель выполняет директивы «Центра» по борьбе с бандитизмом, агентура которого находилась в феноменальной голове Нафталия Ароновича и, по совместительству создает… подпольный трест специализирующийся на контрабанде и наркотрафике и отмывании денег. Бывалые одесские рыбаки и мореманы утверждали, что Френкель управлял целой торговой флотилией поставлявшей импорт из Турции, Греции и других черноморско-средиземноморских стран и «впаривал» иностранным покупателям (под видом качественного советского экспорта) поддельное «барахло», которое поставляли целые артели одесских барыг и фуфлометов.

Если отбросить лирику, то согласно официальной странице биографии – наш герой с 1919 по 1923 гг. работал на должности приемщика грузов на пароходах частных владельцев в УССР и Оманской империи. Поклонники романтического формата биографии Френкеля утверждают, что это было чекистское прикрытие – легенда Нафталия Ароновича. На самом деле его организаторский и коммерческий талант по-достоинству оценило руководство советских карательных органов, решив вовсю использовать в либеральное время НЭПа.

NOTA BENE

В те годы кадровый состав Одесского ВЧК – ГПУ представлял собой сборище одиозных личностей, профессионализм которых заставлял желать лучшего. Это были: эпатажные фрики, откровенные садисты, авантюристы и неудачники всех мастей – от бывших оперных певцов до полуграмотных портных. Пожалуй наиболее оригинальным подразделением был спецотряд китайцев под командованием, осевшего в Одессе, негра Джонсона, действовавший наиболее решительно и жестоко в сравнении с другими коллегами. Одесский отдел ГПУ считался самой недисциплинированной и коррумпированной ячейкой во всей системе госбезопасности УССР.

И хотя формально Френкель не был «ментом» – он знал всех и вся в этой структуре советской власти, в том числе и влиятельных руководителей в столице. Чекистская «прокладка» позволила Нафталию Ароновичу создать и криминальную торгово-обменную структуру, ставшую предвестником знаменитого ТОРГСИНа. Это была полулегальная золотовалютная биржа, обороты которой трудно себе даже представить. Одесские биндюжники между тем, утверждали, что «Натан, имея хороший гешефт, кормил всех одесских «красноперых», а часть добычи отправлял «наверх». С ним, таки имели дело серьезные люди из ЧК, являвшиеся его надежной «крышей». В те годы в Одессе известной стала не только улица Дерибасовская, но и контрабандно-контрафактная Малая Арнаутская. И в этом была немалая заслуга Нафталия Френкеля…

Схема, налаженная Френкелем была проста как и все гениальное. «Щипачи» из Ланжерона клялись, что золото, драгоценности и валюта скупалась за конвертируемые советские рубли, необходимое количество которых обеспечивали заинтересованные столичные кураторы. В свою очередь, более ликвидные золотовалютные активы пополняли госбюджет, шли на нужды мировой революции, борьбу с голодом и… как водится: оседали в карманах партийно-чекистской элиты. Такой схеме позавидовал бы сам Остап Бендер, потративший лучшие годы своей жизни на поиск сокровищ мадам Петуховой и «раскрутку» «золотого теленка».

1

Генрих Ягода (слева) и Максим Горький

1

Феликс Дзержинский

Кооперация с центральным аппаратом госбезопасности (среди которых числились будущий шеф ОГПУ – Генрих Ягода (1891 – 1938), да и сам всезнающий Феликс Дзержинский (1877 – 1926)) была взаимовыгодной. Не исключено, что Френкель являлся одним из «каналов» перевода денег советских руководителей на их заграничные счета. Завсегдатаи Приморского бульвара уверены, что Френкель спрятал в турецких и швейцарских банках около 5 миллионов долларов. Большая их часть (видимо виде «отката») позже была переведена на счета Председателя Реввоенсовета СССР, наркома по военным и морским делам – Льва Троцкого (1879 – 1940). Таким образом, Нафталий Аронович Френкель имел косвенное (а возможно и непосредственное) отношение к знаменитому «золоту партии», выступая в роли одного из ее казначеев.

Вместо расстрела – «перековка»!

Народная мудрость гласит: «всё хорошее рано или поздно заканчивается»! Нелегальная деятельность Френкеля закончилась так же стремительно как и началась. Причиной тому был весьма опрометчивый поступок Нафталия Ароновича, решившего «прокатить» своих красно-синих покровителей. По Молдаванке поползли слухи, что в конце 1923 года Френкель самовольно присвоил себе малую толику – 8 000 чекистских долларов. Но более знающие обыватели утверждали что «совсем потерявший страх и совесть Нафтик прикарманил часть скупаемого на бирже золота». А местные завистники (с «кубарями» на петлицах), узнав об этом – сообщили «наверх». Следовательно, гения одесской коммерции «заложили» и «слили» свои же! Говорили, что весть о «великом комбинаторе» – Нафталии Френкеле дошла до «железного Феликса», приказавшего арестовать «сына турецкоподданного». Одним словом, выражаясь словами тети Цили: «вейз мир Готенью! Жадность фраера сгубила».

Вряд ли Френкель затевал игры с столичными хозяевами. Риск был слишком велик, да и «контора» – структура серьезная: обид не прощает. Скорее всего Нафталий стал ужимать местных чекистов, веря в надежный иммунитет, который ему обеспечивали столичные кураторы. Как бы там ни было, но обнаглевшего Френкеля решили «приземлить». Его поимка была поручена Терентию Дерибасу (1883 – 1938), занимавшего в то время должность члена коллегии и, по совместительству, первого помощника начальника секретно-оперативного отдела ОГПУ.

1

Питерский «важняк» – Терентий Дерибас прибыл в Южную Пальмиру с антикоррупционным отрядом ОГПУ ориентировочно в конце декабря 1923 – начале января 1924 г. После оперативной оценки ситуации «инкогнито из Петербурга» отдал приказ об аресте глав отделов Одесского ОГПУ и лиц имевших хоть какое-то отношение к бизнесу Нафталия Ароновича. Самого Френкеля после ареста отправили на Лубянку, где Дерибас лично выбивал из него показания.

Почти в каждой одесской еврейской семье из поколения в поколения передается история о том, что прибыв в Одессу Дерибас встретился с местными раввинами. Те, в один голос, стали жаловаться на «совсем потерявшего совесть Нафтика, всячески ущемлявшего не только некошерных гоев, но и местных семитов, лишая их гешефта». Сей факт, якобы и был использован столичным ревизором в качестве повода для обвинения Френкеля в ущемлении «честных одесских тружеников и классовых перегибах на местах». Поговаривают даже, что Нафталий предложил Терентию назвать сумму, которая бы избавила его от должностной необходимости «расчесывать нервы» и «замять» дело.

Дерибас затеял с Френкелем сложную многоходовку, суть которой сводилась к желанию Терентия «прокачать» через контору Нафталия солидную сумму денег. Очевидно Дерибас не понял одесской специфики, подчиненной формуле: «вы покупаете, или продаете»? И потом сей инкогнито, что называется, «пришел с улицы», шо не могло не вызвать «шухера» у опытного одесского барыги. Впрочем, это не спасло предприимчивого еврея от ареста.

Халамидники из Пересыпи божились, что «их Нафтик таки не стал «мастырить истерику», а попросту «раскусил» чекистского эмиссара, не «клюнув» на «подставу». Столичный ревизор был изначально «заточен» для поимки одесского непмана в купе с подельниками, и какие-либо обходные маневры с его стороны были бесполезны. Создавалось такое впечатление, что Френкеля попросту «слили» свои же. Но зачем? Ответ на этот вопрос Нафталий Аронович получит уже на Лубянке.

Расследование и суд были быстротечны. Хотя вот уже два года как действовал первый советский УК – процесс Френкеля не был громкими. 14 января 1924 года коллегия ОГПУ приговорила Френкеля к расстрелу (прокуроры инкриминировали ему шпионаж в пользу Турции), в последний момент заменив его на 10 лет лишения свободы в Соловецких лагерях особого назначения (СЛОН) с предписанием «Использовать исключительно на тяжелых физических работах».

Вопреки столь модной и популярной контрреволюционной деятельности и шпионажа в пользу враждебного государства, Френкеля осудили по ст. 98 и 188 (незаконное пересечение границы и мошенничество в отношении государственного и общественного учреждения) УК РСФСР. Интересно, что арестованного судили по УК РСФСР, а не УК УССР, что является весьма символичным. Санкция 98 статьи предполагала: принудительные работы на срок до шести месяцев или штрафом до 500 руб. золотом, а ст. 188 лишением свободы на 1 год. Несмотря на это к обвиняемому решили применить высшую меру социальной защиты – расстрел. Возможно в такой способ его пытались окончательно сломать, а массовый расстрел лиц проходивших по общему делу использовать как элемент запугивания? В любом случае этот вопрос до сих пор остается открытым.

Следует отметить, что ни во время следствия, ни на суде Френкель никого не выдал. Как покажет время – это будет оценено по заслугам. Чуть не умерев в переполненном трюме от удушья, Френкель в 1924 г. прибыл в Соловки. На вопрос об образовании ответил: «экономист». Хоть это была и ложь, но именно благодаря ей он чуть позже возглавит в Соловецком лагере экономический отдел. Таким образом, «на кичу» наш герой попал по воровским статьям, а не как политический.

Так закончился одесско-воровской и начинался тюремно-административный этап жизни Нафталия Френкеля.

Зэк с привилегиями

Столь непонятная метаморфоза в жизни Френкеля вполне объяснима, если учесть факт кратологических перетрубаций как внутри партии так и самого ОГПУ. Не следует забывать и о финансовой стороне деятельности советских спецслужб. Ведь в ходе борьбы за власть, контроль за финансовыми потоками «конторы», позволял вербовать новых соратников, заводить союзников и находить влиятельных покровителей как в Совнаркоме так и в ЦИКе. В условиях конкуренции между теряющими силу «ленинцами», утверждающимися «троцкистами» и плевшими сети «сталинцами», деньги и компромат решали все. Согласно официальной версии, Френкель (в купе с подельниками приговоренными к расстрелу) уже стояли лицом к стенке. Все, кроме Нафталия (ему изменили меру пресечения в последний момент) были расстреляны. Кто и почему подарил жизнь Нафталию Ароновичу – остается загадкой.

Осмелимся предположить что замена расстрела «перековкой» была выгодной как тем, так и этим. Френкель, выполняя роль финансового посредника, кассира и казначея ВЧК – ГПУ – ОГПУ, знал многое и многих. Пускать «в расход» такого ценного кадра, все равно что резать курицу несущую золотые яйца. Если учесть факт его осведомленности, связей и возможностей: более целесообразным было бы упрятать его куда-нибудь подальше от посторонних глаз, с последующим использованием для личной выгоды или пользы дела. Поэтому «приземление» Нафталия Ароновича было вполне закономерным, ведь заложника (как, впрочем, и ценного кадра) удобнее всего содержать именно в тюрьме. Между тем Френкель должен был приспосабливаться к весьма необычным, если не сказать экстремальным условиям существования. Дебютом Нафталия Ароновича стала организация пошива обуви, которая, кстати, пользовалась спросом в самой Москве. Дальше шло тюремно-сувенирное производство, популярное и в наши дни. Френкеля заметили. Вскоре наш герой возглавит на Соловках экономический отдел. Очевидно на заре зарождения советской репрессивной системы этапированный контингент подвергался кадровой стратификации.

Весной 1924 года Френкель подал заявление начальнику СЛОНА – Федору Эйхмансу (1897 – 1938), в котором писал: «С Турцией никогда дел не имел, а всегда стоял на советской платформе. Хочу отдать Управлению лагерей на расширение лесозаготовительных работ имеющиеся у меня в Москве 50 тыс. рублей, а сам был бы рад работать изо всех сил на благо социалистического строительства». Бывалые соловецкие зеки «базланили», что вышеуказанная денежная сумма, позволила Френкелю получить должность подрядчика, тоесть «бугра». Это было крутым продвижением по лагерной иерархической лестнице для простого «мужика» попавшего на «черную» зону. Однако пожертвование личных денег (которые скорее всего «прилипли» к рукам чекистов) для строительства лагерной системы было явно недостаточно. Нужен был подвиг, да такой чтобы до самого Кремля дошел! И такой случай представился. Интересно, что стать видным зеком и совершить прыжок «из грязи да в князи» ему помогла… тифозная вошь.

Данное насекомое было настоящим бичом для заключенных. Все проверенные методы борьбы с ней оказались малоэффективны. От этого контингент осужденных стремительно сокращался. В условиях лагерной антисанитарии и отсутствия помощи с материка, единственным гигиеническо-профилактическим способом противостояния вредному насекомому были: мыло и баня. В 1926 г. в Соловецком лагере существовали всего две бани, явно не обеспечивавшие должной профилактики на фоне угрозы эпидемии тифа.

Френкель (а возможно и лагерное начальство) предложил построить мегабаню, где могли бы мыться сотни зеков. По проектам соловецких «инженеров» постройка растянулась бы на 10-20 дней. Руководство СЛОНА поставило перед подрядчиком одно условие: построить анонсированный большой банный комплекс за 24 часа! Френкель (осознавая степень риска) согласился. Для реализации задуманного Нафталий привлек 30 крепких бывших кронштадтских моряков и 20 немощных стариков-инвалидов. Собрав их перед местом предполагаемых работ наш герой произнес свою знаменитую речь. «Если мы не построим эту баню за 24 часа то и вас и меня и их (показал на стариков), нас всех расстреляют. Горячую пищу и спирт привезут сюда. А теперь начнём»! Под бесконечно повторяющуюся классическую песню «Гибель Варяга» , в 25 градусный мороз, баня была построена раньше срока на 3 часа. Этот шаг высоко оценило лагерное начальство. Через несколько месяцев «особого заключённого» Френкеля, назначили прорабом СЛОНа. А вскоре он стал начальником эксплуатационно-коммерческой части с правом свободного перемещения по острову. Под его началом в Соловках началось производство обуви, лыж шахматных досок и деревянных матрёшек. Таким образом, за неполные три года пребывания в Соловках Френкель круто «поднялся».

Принято считать, что именно Френкель превратил зарождавшуюся систему ГУЛАГА, в хозрасчетно-трудовую организацию, вовсю использовавшую «местные таланты», волею судьбы оказавшиеся за колючей проволокой. Его организационный и логистический гений был по-достоинству оценен не только лагерным начальством но высшим руководством СССР: ведь Френкель сделал советскую каторгу рентабельной! Некоторые исследователи будут считать Н. Френкеля отцом советской пенитенциарной системы. Впоследствии А. Солженицын, опровергая этот тезис назовет Френкеля «нервом АРХИПЕЛАГА».

1

Федор Эйхманс (справа) с заместителем Берзиным

Привилегированный зек всё чаще становился гостем «кума» – Федора Эйхманса, который стал ходатайствовать перед Москвой о сокращении для него тюремного срока. Осенью 1924 г. ходатайство Эйхманса было удовлетворено… Во время встреч Нафталий Аронович предлагал идеи по улучшению системы Соловецкого лагеря и, что самое интересное – к его советам прислушивались. Хозрасчетные проекты Френкеля стали повсеместно воплощаться в жизнь. То тут, то там заключенные стали прокладывать дороги, рубить лес, строит города и пр. Пожалуй впервые молодая советская каторга почти не требовала государственных дотаций. Френкель был в фаворе. В 1927 г. Нафталия Ароновича вызвали в Кремль.

«Нерв» АРХИПЕЛАГА

За Френкелем прилетел самолёт из Москвы. Его отмыли, откормили деликатесами вставили и запломбировали зубы и поселили в гостинице в центе Москвы. На следующий день состоялась его встреча со Сталиным. По утверждению А. Солженицына аудиенция длилась 3 часа. И хотя в книге посещений не зафиксировано что Френкель был в кабинете «отца народов» в тот день, Александр Исаевич утверждал, что в ходе аудиенции Френкель рассказал генсеку, что «зек» это не только статья убытков, но и фантастический источник доходов.

По мнению Солженицына, Френкель говорил Сталину: о выгоде построения социализма заключенными, об учете их по группам А, Б, В и Г, не дающим лазейки ни местному начальству, ни арестанту, о введении хлебной шкалы и шкалы приварка и о зачетах за хорошую работу. Френкель был решительно против кружков самодеятельности или любого другого вида свободы на территории колоний и зон. Вместо этого Френкель предлагал кардинальную смену лагерной системы основанной на сотрудничестве тюремного актива с администрацией лагерей, при условии перевода всей пенитенциарной системы на хозрасчёт.

Из кабинета вождя Френкель вышел уже совсем другим человеком. И хотя наш герой ещё числился заключённым, вскоре он будет назначен начальником работ по созданию Беломорканала. В характеристике его личного дела появились такие эпитеты как: «исключительный, выдающийся работник, с образцовым поведением и резким трудолюбием». Более того, лагерное начальство признало, что он «надорвал своё здоровье интенсивным трудом», поэтому 16 мая 1927 года его амнистировали по УДО. Между тем, Френкель (по настоятельной рекомендации товарища Сталина) остался на Соловках в качестве вольнонаёмного рабочего. В мае 1927 г. его назначили  руководителем производственного отдела УСЛОН ОГПУ, что делало Френкеля начальником над всеми лагерями Карельской республики. Благодаря этому он получил огромную площадку для своего разрекламированного эксперимента. Френкель подготовил несколько проектов по реорганизации лагерей и труда заключённых. В 1929 Нафталий Аронович назначается на должность представителя УСЛОН ОГПУ в Москве.

«Одобрямс» на осуществление эксперимента под условным названием «хозрасчёт» в масштабах всей советской «лагерной республики» поступил прямо из Кремля. Лагерные зеки возводили железные дороги и целые города в тайге, стучали колёса поездов, которые везли всё новых и новых заключенных. Если раньше в СЛОНе не знали куда девать заключённых, то благодаря методу Френкеля возникла новая задача: откуда их брать? Именно Френкелю принадлежит знаменитая фраза: «От заключённого нам надо взять всё в первые три месяца – а потом он нам не нужен»! Таким образом гений Френкеля позволил превратить карательно-репрессивную системы в СССР в некое подобие конвейера при постоянном обновлении кадров…

СПРАВКА

Эффективность труда лагерников обеспечивалась размером и содержанием тюремной пайки, которая напрямую зависела от сроков и качества выполненной нормы. Как ни странно, но главным образом в советском ГУЛАГЕ был впервые реализован важнейший социалистический принцип «от каждого по способностям – каждому по труду», при условии формального социального равенства всех осужденных. Впрочем, по словам А. Солженицына, злой гений Н. Френкеля привел к созданию новой тюремно-уголовной иерархии, в которой «ссученные» зэки перевоспитывали и «опускали» политических, «держали» зоны и лагеря, активно сотрудничая с тюремной администрацией. Таким образом, наш герой фактически создал новый воровской закон и новые уголовные правила став генеральным конструктором ГУЛАГА. Можно смело утверждать, что во многом благодаря усилиям Френкеля в Советском Союзе появилась почти дармовая паечно-премиальная альтернативная экономика, в основе которой лежал труд заключенных, блестяще реформированный бывшим одесским подпольным миллионером, закончившим всего лишь строительно-инженерный техникум в Германии

В основе системы Френкеля лежала «большая пайка» и «густая баланда» за выполненный урок на производственных командировках, но без учета того, что для многих заключенных урок был непосильным: для болезненных, физически слабых, интеллигентов, пожилых. Сказанное сейчас относится к лагерям 1928-1932 гг. в Карелии, Архангельской области и в бассейне Печоры, а годы 1933-1936 — к лагерям на Колыме, в Норильске, на Воркуте и на вторых путях БАМа. Сам ли Френкель потом передумал и уговорил понизить нормы питания, или нужда общенародная в продуктах принудила к тому ГУЛАГ — этого мы еще не знаем: только пайку хлеба на тяжелых работах сократили с 1300 грамм (1000 основных, плюс 300 премиальных) сначала до тысячи (800 плюс 200), потом до 800 грамм, заменив премиальные граммы хлеба (но не во всех лагерях и не одновременно) тощими пирожками, булочками и т.п. Одновременно с хлебной пайкой соответственно уменьшались количественно и качественно шкала приварка и ларьковых выписок.

Хлебная шкала и шкала приварка, плюс лимиты использования заключенных по группам А, Б, В и Г. на Соловках были в 1927-1932 гг., да и позже, почти до ликвидации лагеря на острове, лишь в зародыше, на бумаге. С ними мало считались и их легко обходили благодаря особому, разнообразному хозяйству на острове и особому составу заключенных на нем. Они предназначались для материковых производственных лагерей, и там сжимали мертвой хваткой арестантов, даже не слыхавших имя их творца.

Эксперимент под названием «хозрасчёт» был настолько эффективен, что в 1930 г. Нафталий Аронович был назначен руководителем строительством исправительно-трудового лагеря в Республике Коми, а уже 1931 году наш герой стал главным прорабом Беломорстроя, а еще через год – замначальника Белбалтлага, осуществлявшего реализацию одной из величайших строек коммунизма – сооружение знаменитого Беломор-Балтийского канала.

Главный прораб на стройке века

Беломорканал стал первой стройкой народного хозяйства, где официально использовался труд заключенных ГУЛАГа. Кстати, кураторами данного проекта были: зампред ОГПУ – Генрих Ягода и замначальника ГУЛАГа – Матвей Берман (1898 – 1939). Общее же руководство осуществлял лично Нафталий Френкель. Воистину «блат и туфта выше ЦК».

СПРАВКА

Беломорско-Балтийский канал (сокращённо, ББК, до 1961 г. – Беломорско-Балтийский канал имени Сталина) — канал, соединяющий Белое море с Онежским озером и имеющий выход в Балтийское море и к Волго-Балтийскому водному пути. Общая протяжённость канала – 227 км. Включает 19 шлюзов, 15 плотин, 49 дамб и перекопать 21 млн. кубометров земли. Награждён Орденом Трудо вого Красного Знамени в 1983 году. Его строительство позволило в 4 раза сократить путь между морями. Беломорско-Балтийский канал являлся гордостью первой пятилетки (1928 – 1932), но к числу «Великих строек коммунизма» не относится, но по-праву считается первой советской каторгой. Общая численность заключенных, работавших на Беломорканале, по официальным данным, доходит до 126 тысяч, хотя среди самих зэков ходили и другие цифры.

В целом за 20 месяцев строительства каналоармейцы выполнили земляные работы объемом 21 миллион кубометров, соорудили 37 километр искусственных путей, перенесли в новое место мешавшую строительству канала Мурманскую железную дорогу.

Потери среди заключенных, даже по официальным данным, были огромными. Так в 1931 году в БелБалтЛаге умерло 1438 заключенных (2,24 процента от числа работавших), в 1932 году – 2010 заключенных (2,03 процентов), а в 1933-м – 8870 заключенных (10,56 процентов).

После завершения строительства канала 12 484 заключенных, работавших на его строительстве, были освобождены, а для 59 516 узников ГУЛАГа сроки были сокращены. На строительство канала было выделено 400 млн. руб., потрачено лишь 95 млн. Это была одна из значительных строек первой пятилетки и первое в СССР целиком и полностью лагерное строительство и огромная сталинская братская могила.

На плечи Френкеля лёг огромный груз. Ведь именно он отвечал за ход и качество проделанных работ. Малейшая оплошность поставила бы крест не только на карьере Френкеля но, возможно, и на его могиле. Советская власть из Соловков этапирует огромные партии заключённых. Для этого были разобраны железные полотна в некоторых районах Сибири, которые перестлали возле места прокладки Беломорканала.

Если взять во внимание климат северо-западной части СССР – то условия труда были ужасающие, а орудия труда архаичны и примитивны. Это: кирка, тачка, лопата, топор, ручная пила, кувалда и деревянный журавль для перемещения валунов. Умерших не хоронили на кладбищах. Трупы сбрасывали в шлюзы или в причалы и заливали бетоном. Далекой перспективой для самоотверженных зэков было сокращение срока или же полная амнистия. Но до нее мало кто доживал. Хотя, справедливости ради, следует отметить, что такие случаи были. Пожалуй самым ярким примером является судьба будущего академика Дмитрия Лихачева (1906 – 1999), досрочно освобожденного за ударный труд.

Ежедневным стимулом труда заключенных оставалась лагерная пайка. Отметим, что размер «баланды» на Беломорканале зависел от фактической выработки, а для отстающих она вообще сокращалась. Это при том, что дневной рацион каналоармейца состоял из 500 грамм хлеба и баланды из морских водорослей! В общем, начав отставать от нормы, например, по причине болезни, можно было так никогда и не выкарабкаться. Лагерный хлебушек на Беломорканале начали называть «аммонал». Вообще-то, это вещество, применявшееся на стройке для взрывных работ. По воспоминаниям выживших очевидцев. Пайки напоминали аммонал и по чисто внешним признакам – цвету, форме, и были настолько непропеченными, что резать их было можно только мокрым ножом. В добавок, на истощенный желудок этот хлебушек тоже оказывал жуткое «взрывное» действие, зачастую с далеко идущими последствиями. Одним словом надо было как-то выживать и мухлевать, но при этом выполнять намеченные объемы строительства. Как говорили каналармейцы: «без туфты и аммонала не построили бы Беломорканала». Философию строителей канала, впрочем как и всех заключенных очень ярко характеризует отрывок из поэмы «Аська» бывшего лагерника Игоря Михайлова.

«Аська»
Поддерживают лагерь три кита.
Китовьи имена: Мат, Блат, Туфта.
Минувшего сравненьем не тревожь:
без Мата в лагере не проживешь!
Чтоб не дразнить смирением врага,
грози бандюге «посшибать рога»,
«бери на горлышко», чтоб «хвост не поднимал»
блатарь зазнавшийся, немыслимый нахал....

Кит номер два – солидней и мощней:
без Блата в лагере прожить еще трудней!
Ты с каждым лагерным аристократом
связаться должен самым тесным блатом.
С кем нужен блат? С бухгалтером, с трудилой,
с прорабом, с поваром, с десятником, с лепилой,
с охраной, с воспитателем, с вахтером,

с завхозом, с хлеборезом и с каптером,
с завбаней, с парикмахером... Хоть здесь

представлен список далеко не весь –
с таким комплектом ты в натуре сыт, 

пригрет, одет, и мыт, и даже брит.

Кит номер три – великая Туфта,
с кем рядом Мат и Блат - одна тщета!

Ведь без нее – будь лучшим работягой –
кончая срок, ты станешь доходягой...
А матушка Туфта научит нас,

как сытым быть – и сил сберечь запас:
как, скажем, складывая торф с боков,
в середку льдину громоздить за льдиной,
чтоб штабель величавою картиной
вздымался аж до самых облаков,
чтоб у костра покуривать полсмены
и числиться при этом рекордсменом...
Экономисты, техники, врачи –

мы все туфтим... Покорствуй и молчи!»

Впрочем, несмотря на трудности, на людей смотрели как на жертвенный и расходный материал. Как говорится «цель оправдывают средства». Канал был сдан в срок. В ноябре 1932 года за заслуги перед родиной, Френкеля наградили высшей наградой СССР – орденом Ленина. Вместе с тем все работы по постройке канала были завершены в срок 20 месяцев! И это при условии, что все материалы изготавливались осужденными, монтаж производила все та же бесплатная рабочая сила, 99,9% работ производила она же – бесправная масса зэков.

NOTA BENE

Примечательно, что понятие «зэк» родилось в эпоху первых пятилеток из букв «з/к», которыми стали в документах обозначать заключенных. Арестантский народ тут же бросился на свой лад расшифровывать сокращение – например, «Захар Кузьмич». Уже немного позже, после того как официальная пропаганда заявила на всю страну о том, что крупнейшие объекты на Дальнем Востоке возводили не заключенные, а комсомольцы, «з/к» тут же превратилось в «забайкальских комсомольцев» (ну, или «зауральских»). Однако наиболее ходовыми словами были все-таки непосредственно «зэк» и «зэка». О расшифровке последнего есть легенда. 23 марта 1932 года на Беломорканал приехал представитель ЦК – Анастас Микоян (1895 – 1978). И начальник ГУЛАГа – Лазарь Коган (1889 – 1939) поделился с ним, что, мол, не знает, как же ему обращаться к своему контингенту. Тут-то и родилось слово «каналоармеец» – и не обидно, по делу! Так и стали именовать трудяг – «заключенный каналоармеец, а сокращенно получилось «зэка».

Канал имел не столько экономическою как практическую задачу – уничтожить первую когорту «классовых врагов» пролетариата. Хотя официально, использование труда заключенных на строительстве Беломорско-Балтийского канала властями подавалось как пример трудового перевоспитания преступников.

1

Строительство Беломоро–Балтийского канала

В годы войны шлюзы и другие технические сооружения были практически полностью разрушены, а в послевоенный период вновь восстановлены. Изначальная глубина канала составляла всего 3,65 метра, но со временем она была доведена до 5 метров. В первую навигацию по каналу было перевезено 1143 тысяч тонн грузов и 27 тысяч пассажиров, а на пик грузоперевозок канал вышел в 1985 году, когда по нему перевезли 7 млн. 300 тыс. тонн грузов. Эти объемы сохранялись до распада СССР, когда произошло обвальное падение объемов грузоперевозок. Их восстановление пришлось на начало XXI века, однако они по-прежнему невелики. К примеру, в 2007 году по Беломорско-Балтийскому каналу было перевезено 400 тысяч тонн грузов, что почти в три раза меньше, чем в самую первую навигацию в 1933 году. После открытия канал регулярно подвергался реконструкции. Современники шутят, что сам канал построили за 20 месяцев, а его реконструкция длилась 60 лет. Около 7 месяцев канал сковывал лед и навигация по нему была невозможна. Следовательно: важного народно-хозяйственного значения он не имел.

Руководитель БАМЛАГА

Сталин высоко оценил организаторские способности Френкеля. Возможность проявить себя ещё, появилась 17 августа 1933 года, когда нашего героя озадачили новой миссией – строительством новой ветки транссибирской магистрали – БАМа. Первая очередь БАМА строилась главным образом силами «зеков», стало быть очередную стройку века по традиции курировали силовики. Поэтому не случайно, что в 1934 г. Нафталий Аронович (с ромбом в петлице) был назначен «начальником управления БАМа ГУЛАГа ОГПУ НКВД». Этот пост Френкель занимал с 19 февраля 1934 по 2 сентября 1937 г. Параллельно с 19 февраля 1934 по 22 мая 1938 г. Френкель являлся начальником Управления Байкало-Амурского ИТЛ ОГПУ – НКВД СССР. В то время это была почти что генеральская должность...

Старшее поколение помнит как 27 октября 1984 года в торжественной обстановке была введена в эксплуатацию Байкало-Амурская магистраль. Однако мало кто знает, что впервые проект постройки сибирской железной дороги обсуждался еще в 1888 году на заседании Русского технического общества. Для осуществления такого грандиозного плана требовалась не только людская сила, но и более мощная техника и огромные капиталовложения. Машин и инвесторов, готовых вложиться в такое мероприятие у России тогда не было. В следующий раз вопрос о строительстве такой дороги возник сразу после Русско-японской войны 1905 года. Но и тогда освоение Дальнего Востока оказалось делом призрачным. И только после образования СССР в 1922-м идеи завертелись с новой силой. Первый перспективный план строительства магистрали был принят в 1924 году на Совете труда и обороны.

А уже с 1926-го начали оставляться топографические карты будущей трассы. Само строительство началось в 1932-м. БАМ обозначили стройкой оборонного значения, и первоначально его сооружение было поручено Наркомату путей сообщения. Дорогу планировалось запустить через 4 года. Такая срочность сооружения «железки» была продиктована военно-стратегической ситуацией на Дальнем Востоке, сложившейся после захвата Японией в 1930 – 1931 годах Маньчжурии. Однако правительство столкнулось с проблемой нехватки рабочих рук: из запланированных 25 тысяч человек удалось мобилизовать только 2,5 тысячи. Тогда руководить этим проектом было назначено особое управление ОГПУ, которое привлекло к строительству политических заключенных, мотающих свои сроки в БАМЛАГе. Так что всесоюзная комсомольская стройка практически осуществлялась руками не молодежных лидеров.

Для заключенных три дня работы в ужасных условиях на строительстве БАМа засчитывались за четыре дня срока, а отсидевшим проработавшим на прокладке путей в качестве вольнонаемных не менее 3 лет гарантировалась полная реабилитация. Дети заключенных, членов профсоюза, строивших БАМ, имели одинаковые права с детьми трудящихся снятие судимости. С 1947 по 1958 год «сидельцы» выполнили 24 миллиона кубометров земляных работ, уложив на западном участке 840 километров главных и станционных путей, построили 55 станций и разъездов, 5 паровозных депо, 9 электростанций, 19 пунктов водоснабжения, возвели 90 тысяч квадратных метров жилой площади. На грандиозной строке трудились такие известные политзаключенные, как: писательница Анастасия Цветаева (1894 – 1993) – младшая сестра Марины Цветаевой (1892 – 1941), работала как уборщица и кубовщица на кирпичном заводе, позже переведена в штаб как чертёжница где нарисовала на заказ около 900 портрётов женщин-заключённых; философ и инженер Павел Флоренский(1882 – 1937), будущий Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский (1896 – 1956), писатель-прозаик Юрий Домбровский (1909 – 1978), иерей Украинской православной церкви Алексей Усенко (1873 – 193?) и многие другие.

А сколько народу погибло в этих условиях «вечной мерзлоты»! Заключенные прокладывали рельсы через неосвоенные территории Дальнего Востока – горы, реки, болота, преодолевая холод и высокую влажность грунта. В таких условиях строительные работы можно было вести не более 100 дней в году, но заключенные работали круглый год и в любую погоду по 16–18 часов в сутки. У многих появилась «куриная слепота», свирепствовала малярия, мучил ревматизм, бродили желудочно-кишечные инфекции. Так что БАМ, как и знаменитая «Железная дорога» Н. Некрасова, выстроена на костях. Всего погибло около 35 000 человек!

В отличие от Беломорканала, на постройку БАМА выделялись огромные средства. Часть которых новоиспечённый генерал НКВД при помощи различных теневых схем перевёл на свои заграничные счета.

Еще одним детищем Френкеля тех лет был ГУШАДОР – Главное управление шоссейных и автомобильных дорог, созданное приказом НКВД № 0086 4 марта 1936 г. На него возлагалось строительство, ремонт и эксплуатация дорог общесоюзного, республиканского, краевого и областного значения. По линии ГУШАДОР трудился еще один знаменитый авантюрист и подпольный советский миллионер – Николай Павленко (1908 – 1955)

Для новой грандиозной стройки были созданы десятки лагерей в непосредственной близости к месту стройки. Данный проект претендовал на роль самой грандиозной дальневосточной стройки второй пятилетки и тоже должен был быть выполнен. По свидетельствам выживших очевидцев Нафталий Френкель лично встречал каждый эшелон заключенных с оркестром, потом заключённые выходили из вагонов, их приветствовали… ставили на колени, пересчитывали, а потом гнали в лес чистить снег и рубить просеки. У себя дома он не появляется месяцами. Всё это время Нафталий Аронович жил в спецвагоне непрерывно курсируя от одного участка стройки к другому. Его передвижные апартаменты поражали убранством, отчего подчиненные просто робели. Сам же он никогда не зашел ни в один барак, не понюхал лагерного смрада, но постоянно спрашивал и требовал только работу. Он особенно любил звонить на объекты по ночам, поддерживая легенду о себе, что никогда не спит.

1

Начальник строительства ББК Н.Френкель, Нач. ГУЛАГа Берман и Нач. южного участка ББЛАГа Афанасьев вместе со своими подчиненными (справа налево)

СПРАВКА

Перед БАМЛАГом было поставлено три основные задачи: строительство Байкало-Амурской железной дороги; прокладка вторых путей на Транссибе, лесозаготовка, деревопереработка и добыча золота. За Наркоматом Путей Сообщения оставались (до 1938-го) следующие функции по БАМу: обеспечения проектами и сметами;
слежение за качеством производства работ; приёмка работ. В те годы это был один из самых крупных лагерей в СССР.

Голоса он никогда не на кого не повышал и лишь изредка бросив цепкий взгляд на собеседника, продолжал говорить спокойным ровным тоном склонившись над планом очередной стройки. Взглянув на поднесённый ему план железнодорожной станции, он легко обнаруживал ошибку – и тогда комкая ватман, бросал его в лицо подчинённому и спокойно говорил: «Вы должны понять, что вы – осёл, а не проектировщик!»

Несмотря на среднее специальное образование, Френкель умел в уме проделывать сложнейшие математические действия: умножать многозначные числа, выводить из них квадратные и кубические корни, измерять количество необходимых материалов для постройки проектируемого объекта, без всяких счётных машин и логарифмических линеек. Если кто-то и сомневался и пересчитывал на бумаге – всё сходилось с поразительной точностью, на что Френкель лишь усмехался. Нафталий Аронович делал финансовые отчеты перед контрольно-ревизионными органами по памяти и без использования толстых папок. Он любил бахвалиться, что помнит в лицо 40 тысяч заключённых и информацию (фамилию, имя, отчество, статью и срок) о каждом из них. По мнению Френкеля начальник, обязан обладать единоличной властью на объекте, а уважение к нему должно быть всеобъемлющим и неважно каким способом этого можно достичь, страхом или кровью.

С годами же большая часть БАМА ушла в болотную топь. К началу эпохи «застоя» эксплуатировались лиши некоторые ее участки. Сталинская магистраль превратилась в еще один нерентабельный и, в принципе, не нужный символ советской тоталитарной эпохи.

Начальник железнодорожного ГУЛАГа

Но достроить БАМ Френкелю было не суждено. Несмотря на стабильное финансирование эта очередная советская стройка века не имела четко очерченных временных рамок. Очевидно (ввиду второстепенности данного проекта протяженностью от Читы до Хабаровска) Кремль просто пытался создать южную линию ГУЛАГА специализировавшуюся не на освоении земных недр, а на проторении незаселенных таежных магистралей для этапирования заключенных. БАМЛАГ, которым с 1936 г. в качестве начальника Управления ИТЛ ОГПУ руководил Нафталий Аронович, был достаточно удален от центра. Сей факт позволял в свойственной ему манере «пилить» бюджет, аккумулируя на счетах покровителей, да и своих собственных довольно солидные активы. Впрочем об их размере знал лишь Господь Бог да следователи НКВД, которые не получив команды «фас» смотрели на Френкеля исключительно как на крепкого хозяйственника. Нафталий Аронович чудесным образом не пострадал во время «чисток» 1936 – 1938 гг., которые с энтузиазмом осуществляло ведомство Николая Ежова (1895 – 1940). Очевидно, наш герой, имея опыт начала 1920-х гг. – перестраховался, или же заблаговременно устранил или изолировал всех активных доброжелателей.

В 1938 году, Френкель направил ходатайство в ГУЛАГ НКВД СССР с идеей создания специализированного железнодорожного стройуправления. Это предложение он обосновал сложной организацией подразделений БАМЛАГа, растянувшихся на 2000 километров. Дело в том, что к тому времени БАМЛАГ разросся до немыслимых размеров. Эффективно управлять созданным монстром, становилось проблематично. «Ходатайство, причем обоснованное, на мой взгляд, на самом деле имело дальнюю перспективу. Френкель как хороший шахматист просчитывал ситуацию на несколько ходов вперед. На самом деле он решил осуществить давнюю мечту, выйти из под контроля ГУЛАГа. Образование железнодорожного стройуправления, было всего лишь задачей, при решении которой открывался путь к достижению заветной цели. И эту задачу он блестяще решил, не зря он в течение долгого времени подкармливал наркоматовских чиновников...

Рассмотрев в НКВД СССР предложения Н. А. Френкеля, коллегия НКВД СССР соглашается с представленными доводами, и приказом НКВД СССР № 043 создается Управление железнодорожного строительства НКВД на Дальнем Востоке (ЖДСУ). В созданную структуру вошли восемь, вновь образованных железнодорожных лагерей: Западный, Южный, Амурский, Буреинский, Восточный, Юго-Восточный, Приморский, Нижне-Амурский. Новое подразделение становится мощней БАМЛАГа, поскольку БАМтранспоект переименовали в БАМпроект и передали в подчинение Н. А. Френкелю. С этого времени ЖДСУ одновременно ведёт изыскание, проектирование и строительство железных дорог и объектов железнодорожного и других сообщений», – писал Виктор Прядкин.

То ли сибирский климат не подходил для (уже немолодого) Френкеля, то ли бывший «лесной король Черного моря» решил действовать на опережение – сказать сложно, но к его совету прислушались. В 1938 году Френкель получил должность начальника управления желдорстроя на Дальнем Востоке – Дальневосточного железнодорожного ГУЛАГА. 28 марта 1939 г. за очередные заслуги перед родиной ему было присвоено звание корпусного интенданта.

В конце 1939 г. Френкеля вызывают в Москву. Очередная аудиенция у Сталина и – новое задание: обеспечить подвоз продовольствия и боеприпасов для Красной Армии безуспешно пытавшейся прорвать «линию Маннергейма» в Карелии. Сталин поручил Френкелю построить три железных дороги к границам Финляндии. Но сроки постройки немыслимые – 3 месяца, при полном отсутствии дорог, складов с инвентарем, бараков для заключённых-строителей и главное – планов. Но Френкель видя критичность ситуации, понимал что советские войска не смогут эффективно наступать без надлежащего обеспечения, которое никак кроме как по железной дороге не перебросишь, поэтому он выдвинул свои условия:

1) Выделить из системы ГУЛАГа и подчинить ему новый автономный архипелаг ГУЛЖДС – Главное Управление Лагерей  Железнодорожного Строительства. 
2) Передать в его распоряжение все необходимые ресурсы.
3) ГУЛЖДС должен стать полностью автономной структурой, избавленной от всевозможных проверок и государственного контроля.

СПРАВКА

Главк ГУЛЖДС был организован 4 января 1940 г. приказом НКВД № 0014 на базе Отдела железнодорожного строительства ГУЛАГа НКВД и Управления железнодорожного строительства НКВД на Дальнем Востоке (УЖДС) под названием Главное управление железнодорожного строительства НКВД СССР (ГУЖДС). Наименование «Главное управление лагерей железнодорожного строительства» впервые упоминается 26 февраля 1941 г. (пр. НКВД № 00212).

При образовании в ведение ГУЖДС было передано девять ИТЛ. К 31 января 1941 г. их число увеличилось до 13. Основная специализация главка — строительство железных дорог (до войны — на Дальнем Востоке, на севере европейской части СССР и в Закавказье); отдельные лагеря были заняты строительством шоссейных дорог на Украине и аэропорта в Московской области. В июне-августе 1941 г. часть лагерей ГУЛЖДС была закрыта, а их лагерные подразделения переданы в другие ИТЛ или в территориальные УИТЛК. Строительство ж.д. на Дальнем Востоке (БАМ) вскоре после начала войны было приостановлено и законсервировано. В европейской же части страны в первый военный год объемы работ возросли Кроме того, в 1941–1942 гг. на ГУЛЖДС было возложено строительство части аэродромов с обслуживанием работ заключенными лагерей железнодорожного строительства, ХАБАРОВСКОГО ИТЛ и др. (пр. НКВД № 00343 от 02.04.41). Аэродромные организации в системе ГУЛЖДС просуществовали до начала 1943 г., после чего приказом НКВД № 0029 от 8 января 1943 г. были переданы в ГУАС.

В 1943 г. строительство БАМа (его восточного участка) было частично возобновлено. С окончанием войны работы на БАМе развернулись в полном объеме. Для этого во исполнение Постановления ГКО № 9898сс от 23 августа 1945 г. и приказа НКВД № 001026 от 8 сентября 1945 г. было развернуто восемь лагерей ГУПВИ, в которые предполагалось направить 200 000 японских военнопленных; начальниками лагерей были назначены начальники соответствующих строительств НКВД. Кроме того, в 1947 г. начата реализация крупных проектов по строительству железных дорог на севере Тюменской области и на территории Монгольской Народной Республики. .

В 1945–1947 гг. была проведена структурная перестройка ГУЛЖДС. Она началась с реорганизации управления строительством БАМа. Были созданы Управление Тайшетского строительства БАМ, Управление Ленского строительства БАМ и Управление Амурского строительства БАМ (последнее — в составе Амгуньского строительства и Ургальского строительства). Все эти организации не имели в подчинении ИТ лагерей; заключенных и другие «спецконтингенты» привлекали для работ на контрагентских началах. Менее чем через полгода было проведено частичное слияние перечисленных управлений и одновременно организованы в их составе ИТЛ при низовых строительствах. Но к тому времени Н. Френкель закончил свою чиновничью карьеру.

Между тем, во время советско-финской войны Нафталий Аронович принялся осваивать новый участок работы с энтузиазмом. «Он не разбивает палаток, не основывает лагпунктов. У него нет никаких пайков, «столов», «котлов». (Это он-то, первый и предложивший столы и котлы! Только гений отменяет законы гения!) Он сваливает грудами в снег лучшую еду, полушубки и валенки, каждый зэк надевает что хочет, и ест сколько хочет. Только махорка и спирт будут в руках его помощников, и только их надо заработать! Великий Стратег согласен. И ГУЛЖДС – создан! Архипелаг расколот? Нет, Архипелаг только усилился, умножился, он еще быстрее будет усваивать страну», – писал А. Солженицын.

Но продемонстрировать вовсю свой строительно-инфраструктурный талант ему не удалось: линия Маннергейма была прорвана, а советско-финская война вскоре закончилась. 22 июля 1940 году Френкель был награждён вторым орденом Ленина. Накануне войны 26 февраля 1941 г., бывший соловецкий зэк назначен Начальником Главного управления лагерей ж.-д. строительства НКВД — МВД СССР. Одновременно становится заместителем начальника ГУЛАГа. Это был апогей карьеры нашего героя.

В ходе советско-финской войны, Генштабом Суоми был выдвинут проект разложения тылов Красной Армии, путем организации восстания зэков, томящихся в лагерях Коми и Карелии. По расчетам финских штабистов и представителей спецслужб, осужденные (особенно политические) могли не только принять участие в восстании, но и присоединиться к воюющим финнам. Однако главнокомандующий ВС Финляндии Карл Густав Маннергейм (1867 – 1951) отверг эту (как ему казалось авантюрную) идею.

В предвоенный период ведомство Френкеля получает новые и новые заказы (уже с обычным учётом и порядками): рокадную дорогу вдоль персидской границы, потом дорогу вдоль Волги от Сызрани на Сталинград, потом «Мёртвую дорогу» с Салехарда на Игарку и собственно БАМ: от Тайшета на Братск и дальше. Идея Френкеля оплодотворяет и само развитие ГУЛАГа: признаётся необходимым создать его отраслевые управления. Подобно тому, как Совнарком состоял из наркоматов, ГУЛАГ для своей империи создаёт собственные министерства: ГлавЛесЛаг, ГлавПромСтрой, ГУЛГМП (Главное Управление Лагерей Горно-Металлургической Промышленности). ГУЛАГ, подобно британской Ост-Индской кампании, становится этаким государством в государстве.

Но 22 июня 1941 года грянула война и «министерства» ГУЛАГа эвакуируют в разные города. Центральный аппарат переезжает в Уфу, ГУЛЖДС — в Вятку. Связь между провинциальными городами уже не так надежна, поэтому в течение начального периода войны ГУЛАГ как бы распадается. Он уже не управляет всем Архипелагом, и каждый его сегмент достаётся в подчинение Управлению, находящемуся в этом регионе. Поэтому не случайно Френкель из Кирова, руководит Северо-Восточной частью СССР, потому что кроме лагерно-строительной инфраструктуры там почти ничего не было.

В 1943 году генерал-майор инженерно-технической службы (ИТС) –Нафталий Френкель руководит строительством стратегических железных дорог под Сталинградом и на далёком Северо-Востоке страны. Во время Сталинградской битвы (17 июля 1942 — 2 февраля 1943) на Френкеля была возложена миссия: построение рокадной дороги вдоль линии фронта (так называемая Волжская рокада). По его приказу были сняты рельсы с построенного участка БАМа и за десять дней был смонтирован железнодорожный путь длинною в 80 километров. Во многом благодаря военной инфраструктуре СССР и одержал победу в ходе этого знаменитого сражения Второй мировой войны.

За трудовые подвиги и вклад в победу над врагом, 23 октября 1943 года ему вручили третий орден Ленина и звание генерал-лейтенанта ИТС. Последним же строительным подрядом Френкеля была послевоенная реконструкция железнодорожного вокзала в Одессе.

Закат жизни

Начавшаяся антиеврейская кампания в период поздней сталинщины не на шутку взволновала Нафталия Ароновича. В те годы любой серьезный донос мог стоить ему жизни. В 1947 г. на имя всесильного Лаврентия Берии (1899 – 1953) поступил донос за подписью Наркома внутренних дел Сергея Круглова (1907 – 1977). Обвиняя его в темных делишках, Круглов предложил избавиться от старика Френкеля, который уже явно не справлялся с работой. Действительно, со второй половины 1946 г. Нафталий Аронович систематически болел, он ослеп на правый глаз и постоянно возмущался ущемлением своих прав и умилением собственных заслуг со стороны руководящих инстанций. Наркома возмущала и кадровая политика легендарного интенданта ГУЛАГА. По словам Круглова: «Френкель подбирал кадры из своих знакомых, отдавая предпочтение уголовникам». Видимо, предчувствуя, что «тучи сгущаются», 28 апреля 1947, по поддельной справке он уволился из органов по состоянию здоровья.

По другой версии, его «проводили на пенсию» свои же. Как бы там ни было, но порвав с системой Френкель проживет еще 13 лет. После ареста Берии, фамилия Френкеля опять всплывет снова. Партийные функционеры были не прочь привлечь его к ответственности в рамках кадровых «чисток». Но очевидно Политбюро сочло такой шаг нецелесообразным, к тому же уголовное дело Нафталия Ароновича насчитывало всего лишь семь страниц…

Скорее всего, Френкель понял, что настала пора, говоря языком его одесской молодости, «сматывать удочки». В органах намечалась очередная чистка. И касалась она, не в последнюю очередь, чекистов-евреев. По подсчётам исследователей, к концу своей жизни на всех заграничных счётах Нафталия Арновича было около 53 миллионов долларов! Существует мнение что он на них у руководителей МГБ — КГБ купил спокойную старость.

Почетный пенсионер союзного значения Нафталий Френкель умер в Москве в 1960 году. Говорят, что умирал он в страшных муках, которые слышал весь дом. Тело было предано земле на Введенском кладбище. Френкель оставил этот мир в полном одиночестве, ведь к концу жизни он не имел ни с кем близких, или даже дружеских отношений.
Так закончился земной путь человека являвшегося одним из «столпов» советской репрессивной системы, олицетворением которой он являлся. Жажда жизни сделала его беспринципной личностью, умеющей лавировать между богатством, славой, жизнью и смертью.

Александр САЛТАН, СЛЕД.net.ua

На заглавном фото: Король шпионов Сидней Рейли, один из создателей ГУЛАГ Нафталий Френкель и чекист Яков Блюмкин

По теме:

Спецслужбы на территории Украины. ЧК-ГПУ-ОГПУ

Товарищ Артем – удельный князь Донкривбасовский?

Криминальный талант Софьи Блювштейн

Следите за нашими обновлениями в социальных сетях: Facebook, Twitter , Google + и LiveJournal.








читайте также

Высший совет правосудия считает, что глава МВД Арсен Аваков давит на судебную власть в вопросе избрания наказания для мужчины, который подстрелил полицейского во время столкновений возле Соломенского суда столицы.
Читать больше...

Под Киевом правоохранители разоблачили схему "отжима" квартир у одиноких пенсионеров. Задержаны трое участников организованной преступной группы "чёрных риелторов", отбирающих имущество у стариков, которые уже успели присвоить 2 квартиры, принадлежащие пожилой киевлянке и жителю Борисполя.
Читать больше...

Пассия Романа Насирова оказалась его подельницей. Часть своих активов в финансово-игорном бизнесе скандальный экс-глава ГФС успел переписать на сына, но не Александра или Михаила от законной супруги Екатерины, а на того самого Льва от Елены Дегрик, имя которого легло в название всей многоходовой операции, позволившей скрыть доходы на $120 миллионов. Роман Насиров попал в струю долгосрочного тренда и одним только уголовным делом его жизнь не ограничится. Финансовой пирамиде предстоит быть разобранной, если не на молекулы, то на кирпичи...
Читать больше

Страницы

FB twiter LJ rss

Блог

Технически "по Саакашвили" сработали жестко и тем самым обозначили новую силовую позицию. Частично силовики уже готовы выполнять жесткие приказы. Это весьма значимый вывод.. С учетом влияния улицы, ростом количества мелких парамилитарных бригад и быстрого формирования околопартийных "титушко/армий" (под выборы) - это вполне себе конкретный сигнал. Будет жестко. И больно. И никакой сентиментальности к именам), что не менее важно...
Читать больше